Затерянные в тайге

Бескрайнее зеленое море тайги, от Уральских гор до границ Приморского края, хранило да и, наверное, всегда будет хранить множество загадок, которые иной раз оказываются недоступными пониманию современного человека. Одно из таких мистически таинственных мест — это огромный Эвенкийский край (Страна тунгусов), о котором ходит много удивительных, а порой и просто невероятных историй!

Конец атамана

История, которую мы собираемся рассказать, началась морозной зимой 1923 года. Только что отгремела Гражданская война, и люди начали привыкать к мирным будням. Однако далеко не всех удовлетворяло подобное положение дел, и поэтому практически ежедневно то тут, то там ночной мрак разрывал грохот винтовочных выстрелов, а рысью прибывший из райцентра милицейский отряд обнаруживал в избе очередное бездыханное тело советского активиста.

Точно такая же ситуация сложилась и в деревне Коптюхино. Оперативной группой ГПУ, поднятой по тревоге одним студеным февральским утром, командовал Иван Никифорович Ничипоренко — старый большевик, участник боев с войсками Колчака и Врангеля. Под его руководством быстро составили следственный протокол, хотя описывать было особенно нечего. Ночью группа неизвестных лиц подожгла лесной склад, убила сторожа, а после обстреляла избу, где располагался комитет бедноты, как назло, продолжавший заседать в ту пору. В результате погиб его председатель, а двое других членов комбеда были ранены.

Ничипоренко хорошо понимал, что за прошедшее время банда уже наверняка успела уйти далеко, однако все-таки решил попытать счастья. Отправляясь по следу нападавших, он надеялся на свое природное чутье охотника-сибиряка, не раз выручавшее его в трудных ситуациях. Поскольку стояла солнечная погода и ничто не предвещало ее ухудшения, отряд, взяв с собой запас продовольствия, встал на лыжню и углубился в лесную чащу…

Погоня продолжалась более трех суток, но Ничипоренко с его отрядом никак не удавалось настичь беглецов. Чекисты порядком устали, да и продукты постепенно подходили к концу. Перед очередным вечерним привалом командир поисковой группы принял нелегкое для себя решение — продолжить преследование еще в течение суток, а в случае неудачи повернуть обратно. Объявив об этом своим подчиненным, Ничипоренко приказал разбивать лагерь. Вскоре все, кроме часовых, улеглись у огня, однако выспаться толком им не удалось. Едва минуло два часа пополуночи, как гнетущую тишину зимнего леса разорвали звуки ожесточенной ружейной стрельбы, доносившейся издали. Поднятые криками караульных бойцы ГПУ поначалу подумали, что подверглись неожиданному нападению, и в свою очередь открыли беспорядочный огонь по невидимому противнику. Между тем далекая перестрелка прекратилась так же внезапно, как и началась, оставив Ничипоренко в полном недоумении по поводу ее причины.

Настало утро, и чекисты, держа оружие наготове, осторожно двинулись вперед. Им пришлось пройти по лесу около пяти километров, прежде чем они неожиданно почувствовали в воздухе запах дыма, а затем вышли на просторную поляну, поросшую по краю большими кедрами. То, что предстало их взору, немало озадачило и смутило бывалых бойцов. В центре поляны дотлевало пепелище огромного костра, а чуть поодаль валялся небрежно брошенный в сугроб брезентовый тент. Тут же, прислоненные к дереву, стояли три винтовки. Однако больше всего чекистов поразило огромное кровавое пятно диаметром около двух метров, жутко расплывшееся на снегу.

Ничипоренко едва успел отметить взглядом множество стрелянных гильз, россыпью разбросанных повсюду, как один из его бойцов испуганно вскрикнул, указывая на костер дрожащей рукой. Подбежав к нему, Иван Никифорович остановился, и его передернуло от отвращения. В уже подернувшихся золой углях кострища угадывались скрюченные очертания трех безголовых человеческих тел.

Придя в себя, Ничипоренко приказал своим людям тщательно осмотреть поляну, и буквально через несколько минут их поиски увенчались успехом. В кустах была обнаружена черная офицерская шинель с погонами. Внимательно рассмотрев ее, Иван Никифорович довольно улыбнулся. Ему был хорошо известен обладатель этой приметной шинели — бывший поручик армии генерала Каппеля Александр Пискинд. Этот белогвардейский офицер со своим небольшим отрядом вот уже около года скрывался в окрестных лесах, убивая совработников и отсиживаясь после ночных рейдов на глухих таежных заимках.

«Да, — размышлял Ничипоренко, — теперь банда лишилась своего главаря и, по всей вероятности, должна будет скоро распасться. Но кто же все-таки прервал кровавый путь лесного атамана?»

Размышляя обо всем, что произошло за это утро, Ничипоренко бесцельно блуждал под деревьями, пиная ногой утоптанный снег, как вдруг его внимание привлек странный предмет, напоминавший детскую игрушку. Иван Никифорович наклонился и поднял его. Он держал в руке маленькую, всего лишь в ладонь величиной, поделку из кости, изображавшую старуху-тунгуску с длинным крючковатым носом, опирающуюся на посох. Недоуменно взглянув на фигурку и пожав плечами, чекист небрежно сунул ее в карман шинели. Следовало подумать о возвращении домой.

Вскоре опергруппа ГПУ двинулась в обратный путь, и не случись им повстречать по пути тунгусское стойбище, вся эта история так и не получила бы своего логического продолжения. Тунгусы гостеприимно приняли усталых путников. Разговор по душам продолжался, однако, лишь до тех пор, пока Ничипоренко не упомянул о своей странной находке. Надо было видеть весь непередаваемый ужас, который отразился на лицах этих доверчивых детей тайги! Разразившийся затем гам множества голосов чуть было не оглушил оторопевших от неожиданности чекистов. Затем со своего места поднялся шаман и, движением руки успокоив соплеменников, сказал, обращаясь к Ничипоренко:

— Немедленно уходите отсюда! Вы принесли нам очень дурную весть. Глупый люча (т.е. русский — тунгусск.), ты посмел взять то, что принадлежит «ваамо» — лесным людям, почитающим злого духа. Уходите, пока вы не приманили их к нашему стойбищу.

Излишне говорить, что после такой «теплой» речи Ничипоренко немедленно поднял группу на ноги и продолжил дорогу домой. Он, разумеется, ни в коей мере не поверил словам «служителя культа», пропагандирующего религиозное мракобесие; просто ему не хотелось обижать простых людей, оказавшихся поначалу столь гостеприимными.

Доклад командира опергруппы ГПУ И.Н.Ничипоренко был подшит в дело об уничтожении банды Пискинда и вместе с вещдоками — шинелью и костяной фигуркой — лег на архивную полку, где ему суждено было пылиться вплоть до наших дней…

Легенда становится реальностью

Историко-этнографическая ассоциация «Оберег», созданная группой молодых московских ученых весной 1996 года, поставила своей целью изучение быта и верований народов, говорящих на алтайской группе языков, таких, как якуты, эвенки (тунгусы) и некоторые другие. С помощью спонсорской поддержки им не раз удавалось выезжать на полевые исследования в Сибирь, и надо сказать, что результаты данных поездок оказались весьма впечатляющими. Так, например, летом 1998 года ими была составлена интереснейшая карта культовых капищ, некогда располагавшихся по берегам реки Подкаменная Тунгуска, причем во всех этих точках обнаружилось явное возмущение паранормальной активности.

Мы же отнюдь не случайно начали наш рассказ с происшествия, относящегося к далекому 1923 году. Дело в том, что в городе Красноярске и по сей день проживает внук И.Н.Ничипоренко, который охотно поведал приезжим из Москвы историю, ставшую семейным преданием.

А теперь предоставим слово специалистам. Своими соображениями делится член ассоциации «Оберег», кандидат исторических наук Игорь Дубовицкий:

— История, которую поведал наш собеседник, вызвала у нас огромный интерес. Дело в том, что мы вот уже несколько лет собираем легенды о так называемых «ваамо», что в переводе с одного из алтайских наречий означает «потаенный народ» или «потерянные люди». Это племя, жизнь которого покрыта завесой неразгаданной пока тайны, можно, наверное, сопоставить по аналогии с эльфами европейских сказок. Ведь ни для кого не секрет, что кроме «добрых» эльфов, с такой любовью описанных авторами романов в стиле фэнтези, существуют и другие — родственные им по крови, но абсолютно противоположные по духу «черные» эльфы. Такие злобные лесные жители представлены, например, на страницах книжной эпопеи писателя Раймонда Фэйста, где они названы «моррелами».

Их сибирские собратья во многом схожи со своими европейскими родственниками. Они также укрываются в недоступных для человека таежных дебрях, где ведут кочевой образ жизни, постоянно передвигаясь с места на место. Но самым интересным для нас фактом является то, что все местные легенды описывают их как необычайно коварных существ, широко практикующих кровавые человеческие жертвоприношения. Как гласят предания, где-то в самом зеленом сердце великой сибирской тайги стоит, тщательно укрытая от посторонних глаз, их главная святыня — капище богини Баюртах, что в переводе означает «Хозяйка ночи». Это демоническое существо представляет собой фигуру уродливой старухи с мечущим молнии посохом в руках. Ну как тут нам было не вспомнить находку, сделанную Иваном Ничипоренко более полувека назад!

Вырезанное из дерева изображение Баюртах спрятано в огромном меховом чуме, куда в обычные дни имеет право входить лишь верховный шаман племени. Только по большим праздникам боковая стенка шатра откидывается, и фигура богини становится доступной взору рядовых «ваамо». А теперь обратите особое внимание — все пространство у подножия идола занимает громадная груда человеческих черепов!
Из года в год «ваамо» приносят их в дар злобному божеству, ведь только таким образом они могут просить его о милости и затем выслушать через шамана положительный или отрицательный ответ. Этот обряд носит отвратительный характер сделки: чем больше твой «подарок», тем больше у тебя шансов получить желаемое.

Священный чум со всех сторон окружен частоколом из срубленных кедровых стволов, а многокилометровая система тропинок, ведущая к капищу, охраняется не только десятками волчьих ям, но и замаскированными охотничьими самострелами. Стоит неосторожному чужаку задеть веревку, протянутую поперек дороги, как он мгновенно будет убит.

Что же можно сказать о «ваамо» в целом? Думается, никакой мистической подоплеки здесь нет.
Очевидно, племя лесных жителей действительно существует, причем, и я специально это подчеркиваю, они вовсе не мифические эльфы, гоблины или тролли, а обыкновенный народ, до сих пор оставшийся по неизвестной нам причине на ранней стадии исторического развития. Возможно это произошло из-за их самоизоляции от внешнего мира, обусловленной отнюдь не природными факторами, а кровавой природой верований. Ведь любой представитель иного человеческого племени для «ваамо» — чужак, которого нужно убить, отрезать ему голову и возложить ее затем на алтарь богини…

Все-таки кто они?

После изложения мнения компетентного специалиста нам хочется добавить несколько слов и от себя.
Возможно И.Дубовицкий и прав, называя «ваамо» всего лишь еще одним неизвестным науке племенем аборигенов. Но почему же в его теории столько белых пятен? Почему, например, окружающие «потерянный народ» племена вовсе не так агрессивны? Отчего тунгусы и якуты, не чуждавшиеся в первобытно-общинный период человеческих жертвоприношений, выбирали для убийства только своих соплеменников, а не отправлялись специально на охоту за головами соседей? Почему верховное божество «ваамо» носит разрушающий, а не созидающий характер? Подобных вопросов можно задать множество…

С другой стороны, по законам демографии, для того чтобы выжить в условиях полной изоляции от внешнего мира, любая группа людей должна быть достаточно многочисленной. Иначе она просто выродится и исчезнет. Тем не менее загадочные «ваамо», явно немногочисленные, каким-то непостижимым образом ухитряются существовать без притока свежей крови в течение весьма длительного времени.

Тут на ум невольно приходит гипотеза о космическом происхождении человека. В таком случае почему бы не предположить, что значительно позже на Землю была помещена еще одна, несколько иная по своим параметрам разновидность гомо сапиенс? Возможно, это было сделано в рамках какого-то космического эксперимента. Кем? Неизвестно.

Так что хотите верьте, хотите нет, но сущность этого племени явно таит в себе что-то отдающее если не «дымком из преисподней», то, по крайней мере, могуществом самых темных и древних сил природы! Узнаем ли мы когда-нибудь, кто такие «ваамо», или это останется для современного человечества тайной за семью печатями? Увы, но вопрос пока остается открытым…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *