Чёртовы книги

Знаете ли вы, что самыми известными чернокнижниками были несколько римских пап в эпоху раннего Средневековья? А название свое чернокнижие получило путем замены слов «чертовы книги» на «черные книги»?


Во времена язычества магия и различные колдовские приемы были вполне обычным делом. Многие жрецы древних египтян, греков, римлян, славян и других народов умели предсказывать будущее, довольно успешно врачевали различные болезни, насылали порчу на людей и снимали ее, лечили скот, вызывали стихии и якобы даже могли заговорами и заклятиями превращать людей в животных.

Появление чернокнижия

При широком и повсеместном распространении христианства на язычников начались гонения, большинство идолопоклонников бежали от преследования. Однако вскоре выяснилось, что новая религия, проповедующая добродетели, во многом не удовлетворяла новообращенных христиан, привыкших идти за помощью к волхвам. Старые жрецы вымирали, и население сетовало, что не остается тех, кто может удовлетворить их запросы в ведовстве.

Как известно, спрос быстро порождает предложение. Вот и стали появляться люди, изучавшие науку волхвования. Несомненно, в подавляющем большинстве это были проходимцы и мошенники. Но наряду с ними нашлись и те, кто действительно перенимал у жрецов тайные знания и учился управлять загадочной, незримой силой. Наивысшего расцвета это явление достигло к VIII-IX векам, когда появилось множество книг неизвестных авторов о чародействе, написанных на арабском, латинском, английском, итальянском, старофранцузском и других языках. Избегая употреблять слово «черт» или «чертовский», считавшиеся греховными, авторы заменяли его словом «черный». Поэтому такие книги практически повсеместно получили название «черных», а тех, кто по ним изучал магию, стали именовать чернокнижниками, что вскоре стало синонимом слов колдун или чародей. Чтение «черных книг» довольно скоро широко распространилось среди грамотных людей и стало в Европе своеобразной изысканной модой.

«Черные книги» раннего Средневековья содержали массу сведений разного характера. В том числе, как вызвать духов, вступить с ними в переговоры и заставить подчиниться собственной воле. Приводились тексты заклинаний, давались рецепты приготовления разнообразных волшебных смесей и производства магических предметов и указывалось, как выкладывать из железа, меди, олова и других металлов пентаграммы и иные фигуры, рисовать каббалистические знаки и тому подобное. Конечно, кое-что из опубликованного в этих трактатах действительно перенималось у настоящих языческих жрецов, обладавших серьезными познаниями, но при частом переписывании, а более всего при переводах с одного языка на другой, многие положения, заклинания и даже целые главы книг просто теряли всякий смысл.

Однако это ничуть не смущало и не останавливало искателей власти над духами и обладания незримыми силами. Страсть к чернокнижию развилась до такой степени, что сделалась одним из любимых занятий Папы Римского Сильвестра II, а затем его преемников Льва II и Гонория III. Благо, тогда еще не свирепствовала инквизиция, не создали орден иезуитов, а в среде католического духовенства царили достаточно свободные нравы.

Видя, как увлекаются чернокнижием церковники и даже князья церкви, светские люди тем более стремились следовать этой странной моде. Особенно она распространилась в традиционно сильной мистическими настроениями Германии, в те времена еще и не помышлявшей о протестантстве и реформации. Императоры, короли, маркграфы и владетельные бароны старались перещеголять друг друга в чернокнижии. Между тем из века в век определенные люди действительно старательно обучались чародейству, но не по расхожим и популярным «черным книгам», а перенимая тайные секреты колдовства из поколения в поколение.

Как модное занятие, своей наивысшей славы и популярности чародейство-чернокнижие достигло в XV веке: буквально все, начиная от прославленных королей и кончая последним нищим школяром-грамотеем, читали «черные книги» типа «Красный дракон» или «Эйхидрион», принадлежавший перу Папы Римского Льва III, а также «Гримуар», написанный Папой Гнорием VI.

Особенной популярностью пользовалось сочинение Альберта Великого «Черный ворон или Чародейные творения». Естественно, среди великого множества дорогих по тем временам «черных книг» оказалось огромное количество откровенных мошеннических подделок, изготовленных единственно ради наживы и не имевших ничего общего с настоящей магией.

Известны тысячи легенд, преданий и различных рассказов про разных колдунов, чародеев, магов, волшебников и волхвов, а также злых и добрых фей и колдуний. Еще в Средние века стало принято разделять их на добрых и злых или «черных» и «белых». В Западной Европе традиционно считалось, что волшебники живут в неприступных замках, передвигаются в экипажах, запряженных голубями, извергающими огонь змеями или другими фантастическими тварями, а каждый чародей способен повелевать множеством послушных ему духов.

Именно такие колдуны описаны в старых рыцарских романах типа «Неистовый Роланд» или «Ричард Львиное Сердце». Но какими они были на самом деле?..

Колдуны по убеждению

В XIX веке интересное исследование о колдунах подготовил русский историк и этнограф Глаголев, подразделивший волхвов на следующие виды: колдуны случайные, колдуны поневоле, колдуны по убеждению и колдуны злоумышленные.

К первой категории, по его мнению, относились разного рода ловкие мошенники и аферисты, умело эксплуатировавшие веяния моды на медиумов, магов, чернокнижников, а также разного свойства человеческие несчастья, малограмотность населения, склонность к мистицизму, политические, экономические и иные трудности. Обладая определенным актерским талантом, для усиления эффекта они пользовались собственными физическими недостатками, а также специально придумывали различные оригинальные чудачества, дабы дурить людей, получая при этом немалую выгоду.

Колдунами поневоле считались те, кого в чародеи записала досужая людская молва, хотя к волхвованию или магии эти люди оказывались совершенно непричастны. Например, раньше нередко записывали в колдуньи бабок-травниц, опытных деревенских повитух, знахарей, а чаще всего — мельников, особенно с водяных мельниц. Запруды всегда в народе ассоциировались с русалками, водяными и прочей нечистью.

Ну как рядом с ними не жить и колдуну?

Злоумышленные колдуны обычно являлись просто наглыми и ловкими уголовниками, часто использовавшими при совершении преступлений одурманивающие или наркотические средства. Они искали жертву среди легковерных, мистически настроенных людей и при помощи отлично отработанных приемов обирали их до нитки. Нередко они действовали в сговоре с так называемыми случайными колдунами.

Единственно настоящими волхвами являлись колдуны по убеждению — они твердо верили в силу заклятий и заговоров и передавали свои знания младшим в роду или близким людям, взяв с них страшную клятву никому не открывать тайну. Обычно «черные» колдуны не носили нательного креста и не ходили в церковь, а «белые» там часто бывали и креста не чурались. По народным поверьям, истинные волхвы совершенно не склонны к пустословию, но часто разговаривают сами с собой. Удары по телу не приносят им никакого вреда, поэтому колдуна нужно бить по его тени — тогда он корчится от жуткой боли. А убить его можно лишь заговоренной и освященной в храме золотой или серебряной пулей.

Славянские волхвы всегда были отменными травниками и часто использовали приготовляемые из подручных средств зелья, служившие сильными наркотическими ядами, губительно действовавшими на нервную или эндокринную систему. У получившего такое зелье человека возникали дерматические заболевания, твердые опухоли, могли случиться судороги, а то и падучая болезнь. Колдуны прекрасно знали, как быстро прекратить болезнь и мучения жертвы, но делали это лишь в определенных случаях.

Особо следует сказать о смерти колдунов. По народным поверьям, земля не хочет принимать тело колдуна, даже если он был «белым», ходил в церковь и принимал Святые Дары. Главное для чувствующего приближение конца волхва — это успеть передать кому-либо свои тайные знания, чтобы освободиться от них, иначе его душа и после смерти продолжает оставаться в доме, где раздаются странные звуки: шаги, скрип дверей, неясное бормотание. Сейчас подобные явления часто называют полтергейстом.

Иногда волхвы появляются перед живыми людьми как приведения, а над их могилой горит огонек, похожий на пламя свечи. Если колдун жил бобылем, то его тень не знает, куда ей пойти, и начинает бродить по кладбищу. В таких случаях во всем мире принято пробивать тело усопшего осиновым колом, и тогда любые странные происшествия прекращаются. Подобные явления не раз описаны в художественной и научной литературе разных стран и народов.

Зато тот колдун, который успел передать младшему перед смертью свои тайные знания и силу, умирал тихо и спокойно, как добрый христианин. Передача знаний происходила обычно перед самой кончиной и фактически являлась передачей в пользование наследнику не только познаний, но и состоявшей на службе у волхва незримой силы.

Говорят, по смерти «черного» колдуна подвластные ему демоны моментально звереют без работы, на которую были обречены князем тьмы Люцифером. Нового хозяина нет, и они начинают тормошить тело старого. Однако увидев, что оно уже без души, сами влезают в него и заставляют двигаться, словно живое — такой зомби внешне не отличается от живого человека и способен сотворить множество злых дел. Все значительно осложняется тем, что он становится неуловим, как дух, и нужно знать специальные приемы, чтобы его обезвредить. Кстати сказать, прислуживающие «черным» колдунам демоны не выглядят сатирами, как их принято изображать на дешевых лубках. По свидетельствам некоторых раскаявшихся колдунов, они являются в образе маленьких шустрых человечков, чем-то схожих с гномами. Поэтому, вполне возможно, бытующие рассказы о гномах не лишены реальной основы.

Некоторые люди, пишет господин Глаголев, перенимают тайны волхвования из желания сделаться могущественными или испытывая неодолимую тягу ко всему таинственному и загадочному. Они просто не представляют, какие страшные обстоятельства сопутствуют приобщению к истинному чернокнижию, — неисчислимый сонм злых духов начинает постоянно теребить новоявленного волхва, требуя работы и вынуждая придумывать все новые и новые средства, чтобы хоть чем-то занять осатанелых духов, пока они не принялись за него самого.

В одной легенде рассказывается, как случайно получивший дар волхвования мальчик не знал, куда деваться от налетевших на него бесов, требовавших новых заданий. Кое-как ему удалось уговорить их подождать до завтра, а на следующий день, по совету мудрого человека, мальчик пошел в поле, развеял там по ветру мешок муки и перекрестил на все четыре стороны. Когда нечистые вновь явились, он приказал им собрать весь мешок до пылинки. Черти ушли и больше не возвращались — видно, работа оказалась им не под силу и они возятся с ней до сих пор.

Жизнь и смерть чернокнижника-колдуна, чародея или мага не столь легка или интересна, как многим кажется. Получая нечто, неразрывно связанное с незримыми силами, волхву постоянно приходится за это сполна расплачиваться.

Вполне закономерно возникает вопрос: есть ли колдуны сейчас, в наш век электроники, Интернета и космических полетов? Несомненно, да! То, что однажды появилось, уже более никогда не исчезнет. Обычно оно лишь видоизменяется, но всегда старается держаться в тени…


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *