Шёпот антихриста

Россия перед вторым пришествием?..
Журналиста, пишущего уже много лет на эзотерические темы, трудно потрясти чем-нибудь новым в этой области. Каких только шаманов-шарлатанов, настоящих ясновидящих и подлинных лам и колдунов не перевидала, пытаясь найти ответы на неизбежно возникающие у каждого разумного человека вопросы! И все же совсем недавно это произошло: поразила меня одна бабка-шептунья. Почему и чем — скажу немного позже. Вначале — о нашем общении, происходившем в одном из столичных парапсихологических салонов.

Познакомиться со мной Шептунья (назовем ее так) согласилась охотно. Скорее всего, в надежде на рекламу, поскольку официально работать здесь начала совсем недавно. Мне же интереснее всего было выяснить, почему называет она себя именно «шептуньей», а, например, не просто «бабкой».

На вид моя собеседница оказалась — типичная матрешка: вся круглая, уютная, обтекаемая, с немного смугловатым южно-русским лицом. Возраст таких женщин определить невозможно. Может быть, все пятьдесят, а может, и всего-то слегка за тридцать. Работает за столиком: скатерочка беленькая, восковая свеча в маленьком подсвечнике «гжель», за спиной — иконы. Главная из них, Богоматерь с младенцем, ковровая, вероятно очень дорогая… «Пожалуй, — решила я, разглядев атрибутику Шептуньи, — не так уж и нужна ей реклама, если денег на всю эту красоту хватает… Похоже, пациенты валом валят. Возможно, и впрямь она, как утверждает, и врожденные страшные болезни у младенцев лечит, и родителей их от всех бед-напастей подчистую избавляет… Только вот какая-то она уж настолько подчеркнуто русская да простенькая, что сомнение все же берет…»

Раз оно шевельнулось, это самое сомнение, значит, следует его разрешить. И я решила попробовать вытянуть из своей собеседницы то, что специалисты ее профиля рассказывают неохотно: как, мол, ваше ясновидение началось, да в каком возрасте, откуда знания такие приобрели и право, чтобы людям помогать. А в конце, думаю, задам вопрос на засыпку: «Ваши взаимоотношения с Богом?..» За последние пятнадцать лет не более трех раз мне удалось услышать на него вразумительный ответ. И всего один из этих троих продемонстрировал осмысленную религиозность и прекрасное знание как Библии, так и православия.

Что касается Шептуньи — ни один из моих подковыристых вопросов ее ничуть не смутил. Даже о заговорах своих тайных и обрядах кое-что рассказала. Именно тут-то и постигло меня потрясение — когда поняла, что знания ее ведут свою историю не откуда-нибудь, а из самых что ни на есть языческих времен. Утерянными ведь считались! А тут — едва ли не в полном объеме… «Приняла» их от собственной бабки, когда-то известной на всю северную Россию, как бы сказали теперь, ясновидящей, жившей под Гатчиной.

«Я и принимать-то их не хотела, — пожаловалась моя Шептунья, — да только, когда бабка помирать стала, у меня как раз младенчик мой заболел, ой как тяжко, неизлечимо… Ну, я и приняла, и вылечила его сама… А там, коли приняла, работать надо, людям помогать. Так вот и вышло, по наследству, значит… Бабку Надеждой звали и меня Надеждой, и всегда в нашем роду исключительно от Надежды к Надежде все передавалось… Вот я и говорю детям-то своим: внучка если родится, ни за что Надеждой не называйте, а то мне и ей придется все передавать…»

Вразумительно пояснить, почему «передавать» свое ремесло (или искусство?) никому из родственников она не желает, Шептунья мне не сумела. Не хочет — и всё. Трудное, мол, это дело, и вообще… Что вообще? Не сказала. Только я и так догадалась — большого ума для этого не требуется. Боятся наши ведьмы и колдуньи, даже самые «добрые», отчего-то помирать. Возможно, Бога боятся — что Он там с ними за всю эту их магию сотворит, не на муки ли пошлет? И в любом случае уверены: ой накажет, обязательно накажет! Хотя вроде бы за что? Ведь людям, ближнему помогают! Тем и оправдываются перед теми же людьми и перед Богом.

Вот таким образом и перешел наш с Шептуньей разговор на религию. И вот что я узнала. Прежде всего, что моя собеседница, неправильно произнося родные русские слова, судя по всему, не притворяется: и впрямь оказалась (в наше-то время!) безграмотная. И вот почему.

В третьем классе деревенской школы Надя была девочкой очень верующей (как и ее бабка), крестик носила. А учительница с помощью всего класса преследовала ее за это. Вначале объясняла будущей Шептунье по-хорошему: «Бога нет, есть Ленин». А поскольку не помогало такое объяснение, однажды взяла да и сорвала при всем классе с ее шеи крестик. В школу после этого Надя ходить отказалась. Никто уговорить ее не сумел, а тут еще бабка  поддержала. Так вот и осталась практически безграмотной, хотя родилась после войны и все возможности получить любое образование были. Верит ли бывшая девочка Надя, а ныне Шептунья, в Бога теперь?

— А как же! — ответила она серьезно. — Ведь как раз Бог-то и позволил мне людям помогать, Он благословил… Зимой это было, еще в деревне жила. Сижу, значит, вечером — а знания все от бабки уже приняла и младенца своего вылечила. Вдруг свет гаснет, а в темноте слышу голос: «Встань на середину избы, очистим мы тебя!» И вроде как против своей воли — чувствую, что уже иду и встала, значится. И тут на меня как польет разноцветным светом с золотыми нитями! Стою, вся этими нитями опутанная, и шевельнуться не могу, даже упасть что-то не дает… А потом опять голос слышу: «Все, почистили!» И враз электричество обратно вспыхнуло, а я на пол рухнула. Такая слабость — еле до койки добралась. Влезла на нее и уснула — двое суток спала! Встала — здоровее и сильнее прежнего. Так вот Бог и дал мне право лечить.

— Почему вы уверены, что это Бог был? — возразила я. — Насколько я знаю, Он с людьми против их воли ничего не делает, а вас на середину избы вроде бы силой выволокли.

— Ну, — сказала Шептунья вполне резонно, — ведь знания-то я от бабки по своей воле приняла. Она и упреждала, что чистить будут.

— В храме вы эту историю рассказывали батюшке? — привела я последний свой аргумент. И услышала вот что: «Батюшки нас, сами знаете, не одобряют и гоняют! Бог в душе должен быть, а в ХРАМЫ ХОДИТЬ НЕ НАДО!»

Вот так — коротко и ясно. Вопреки заветам религии, вопреки словам евангелистов и самого Иисуса Христа — «не ходи в храм, не надо…» Так сказала женщина, пострадавшая в детстве за Бога, активно соблюдающая по меньшей мере одну из заповедей, касающуюся помощи ближнему, живущая в исторически православной стране. Каюсь: именно в этот момент мне стало по-настоящему не по себе. И не только потому, что сама я человек верующий: в конце концов каждый имеет право верить во что заблагорассудится — свобода воли.

Мне по себе мне стало потому, что знаю немного Священную историю и что слова эти сказала мне простая баба, женщина из народа, пользующая россиян, приезжающих к ней со всех концов страны. Вызвало же это у меня в памяти нехорошие ассоциации. Сейчас попробую объяснить, почему одно дело услышать фразу вроде: «Бог — это тончайшая сверхразумная энергия, пронизывающая весь наш мир», — от образованного экстрасенса и «подкованной», вполне интеллигентной ясновидящей, и совсем другое — узнать от простонародной шептуньи, что в «храмы ходить не надо».

В соответствии с Библией первым богоизбранным народом был, как известно, еврейский народ. Вторым — греческий и, как сказано в пророческих Кумранских свитках, найденных на берегу Красного моря и сразу ставших сенсацией, третьим предстоит стать «народу с Севера». Описывается в свитках территория, на которой ныне и находятся все славянские страны, описывается как сцена последнего в мире исторического действа — второго пришествия, то есть конца привычного нам мира, конца человеческой истории… Напомню: Кумранские свитки написаны в те времена, когда расцвет Древней Греции достиг своего пика, а на территории будущей Руси обитали лишь разрозненные полудикие племена… В «рукописях из кувшинов» помимо этого с невероятной точностью предсказаны и другие исторические события, сбывшиеся в последующие пять-шесть веков, включая первое пришествие Мессии на землю, и ставшие предметом в основном Священной истории.

Теперь о слове «богоизбранный». В библейском смысле оно не заключает в себе ни малейшего намека на национальные признаки. Богоизбранный — значит такой народ, на которого сам Бог возложил ответственность нести другим народам, населяющим мир, знание о подлинной вере, о Едином Боге — вместо языческого поклонения всевозможным идолам. Поклонения, причина которого не только вечно старающийся сбить с пути человечество в целом и каждого человека в отдельности Денница, но и естественный страх перед непонятными еще силами природы.

Если взглянуть с этой точки зрения на историю первого богоизбранного народа — еврейского, то выяснится, что самые страшные беды — потоп, затем два многовековых плена (греческий и египетский) — обрушивались на него именно в те моменты, когда в самом народе, а не в его царях падала вера в Бога, замещаясь верой в идолов — золотого тельца, например. По этой причине пал в 721 году до н.э. Иерусалим: десять колен израильских, «поддавшись язычеству, не исполнили своего мессианского назначения, нарушили свое обещание, данное Богу при Синае, и исчезли с исторической арены» («Св. ист.», «Ветхий Завет»).

Аналогичным образом развивалась и история Древней Греции — ее взлеты и падения неизменно и прочно были связаны либо с усилением веры, принятой от иудеев, либо с усилением язычества… Случайное совпадение? Но ведь даже материалисты-партократы учат тому, что история всегда закономерна: ее развитие не знает случайностей!

Если взглянуть с этой точки зрения на историю России, кажется, есть над чем задуматься. Когда в начале шестидесятых годов прошлого века старцы Оптиной пустыни и Сарова предсказывали в начале следующего века (нашего) страшный «бунт черни» как «репетицию» перед появлением антихриста, политически на приближение катаклизма не указывало ничего, помимо появления некоторого «вольнодумства» среди интеллигенции и части дворян. Приведу в качестве примера предвидение чудотворца Серафима Саровского, еще более раннее (умер в 1833 г.):

«…До рождения антихриста произойдет великая продолжительная война и страшная революция в России, превышающая всякое воображение человеческое… Произойдет гибель множества верных отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей; осквернение церквей Господних…

Все пройдет и все кончится, и вера вернется, да ненадолго, и будет уже не та, что прежде… После обители вновь уничтожатся, а у убогого Серафима в Дивееве до самого дня пришествия Христова будет совершаться Бескровная жертва…»

И вот уже свыше полутора столетий все пророчествующие старцы говорили и говорят одно и то же — в разное время, независимо один от другого: самый грозный признак, свидетельствующий о последних временах, о самом кануне пришествия антихриста и о начале последнего, финального акта человеческой трагедии, — это не падение веры и увлечение «ложными чудесами» (читай — магией) в среде образованной интеллигенции, а в самом народе — возвращение к язычеству… И возвращение это тоже ими предречено.

Оттого и стало мне не по себе после разговора с Шептуньей: едут к ней, как выяснилось, и впрямь со всей бывшей большой страны — от Карпат до Сибири. Настоящее паломничество! Она помогает: древняя языческая магия и впрямь сильна, разве что с древней цыганской по силе может сравниться. Ну и едут, земля слухом полнится. К тому же женщина она простая, сама из бедноты да народа вышла и берет — сущие гроши…

Вот, пожалуй, и все. Возможно, следует добавить, что российские старцы-пророки дважды в разное время называли одну и ту же дату пришествия антихриста — начало XXI века. А вдруг они и на этот раз не ошиблись?!

Мария ВЕТРОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *