Судьба негодяя

Рассуждение о том, что люди, лишенные совести, живут куда лучше тех, кто старается быть честным в отношениях с окружающими, приходится слышать часто. Да и примеров, когда судьба не спешит наказывать негодяя и подлеца, а казалось бы, наоборот, способствует его богатству, карьере, порой и славе, — тоже немало. Они-то почти всегда и приводятся в качестве аргумента: мол, Бога на самом деле нет, был бы — воздал бы «по грехам» давным-давно… А заодно и жертв этого нехорошего человека вознаградил!

Мысль, как говорится, интересная. Но несомненная ли? Ведь никто не может знать и, следовательно, судить, что ждет человека, всерьез нарушившего Заповеди, за гробом. Оттого-то и возникает своеобразный тупик: современный человек, с молоком матери впитавший атеистические представления о мире, почти всегда не в состоянии верить в Бога «просто так», без доказательств. И даже тот, кто все-таки обращается к религии, какой бы конфессии он ни принадлежал, в девяти случаях из десяти всего лишь отдает дань либо моде, либо своей национальной традиции. Убедить такого в том, что его представления о мироустройстве — ложны, может только настоящее чудо. Об одном подобном случае, причем совсем недавнем, которому я была свидетельницей, и хочу рассказать.

Минувшим летом моя приятельница, довольно состоятельная женщина, отправилась в зарубежную командировку с мужем. И поскольку оставлять огромную квартиру, битком набитую дорогим антиквариатом, без присмотра в наше время рискованно, даже если в подъезде сидит консьержка, она попросила нас с сыном пожить у нее эти два месяца. Я согласилась.

Дом моей приятельницы был когда-то престижным: при советской власти здесь жили исключительно семьи членов правительства. Разумеется, и квартиры заметно отличались ото всего, что мне доводилось прежде видеть: до сих пор, например, я нигде не встречала столь огромных туалетных комнат с обилием «навороченной» сантехники. О количестве помещений и говорить не стоит — только на третий день я научилась безошибочно попадать в ту из них, куда стремилась изначально.

Дом был спланирован так, что на каждой лестничной площадке находилось по две квартиры. О своих соседях приятельница сообщила немного и как-то неохотно: очень богатые люди, из новорусских, совсем недавно потерявшие главу семейства. История гибели этого, кажется, банкира весьма традиционная для нашего времени — заказное убийство… Впрочем, семья — жена и двое взрослых сыновей — не слишком предается скорби. Папочка был на редкость везуч в делах и сумел к тому моменту, как его машина вместе с владельцем и водителем взорвалась прямо посреди двора, обеспечить родственников вперед на парочку поколений.

— А вообще, — завершила подруга, — мы с ними не очень общаемся. На уровне «здрасьте и до свиданья». Они не из наших, купили эту квартиру у прежних жильцов с полгода назад…

Эту фразу я восприняла как рекомендацию не нарушать здешних «сословных правил» и не завязывать знакомства, пусть и временного, с новорусскими соседями.

Я бы и не завязала, если бы не… Короче, хотя здесь было уютно, удобно и местами даже роскошно, мне почему-то спалось просто отвратительно. Вот и в ту ночь, не сумев быстро заснуть, я встала и потащилась на кухню — в таких ситуациях помогает стакан теплого молока. Часы в холле, заменявшем прихожую, показывали два с минутами. Я уже входила в кухню, когда за двойными дверьми, ведущими на лестницу, раздался совершенно ужасный женский вопль.

Не знаю, кто как, но я в таких случаях действую рефлекторно, демонстрируя, как правило, сильно ослабленное чувство самосохранения. Поэтому и выскочила на лестничную площадку, на удивление быстро справясь с дверными замками. Ничего странного, что я услышала этот крик: соседка (а кто еще это мог быть, если дверь напротив оказалась распахнутой?!) в незастегнутом халате, накинутом прямо на ночную сорочку, кричала и рыдала одновременно, сидя на полу у нашего порога! Она еще и причитала:

«Не могу больше! Больше не могу!» Но слова я разобрала не сразу, потому что попыталась оторвать ее от пола, поднять, поставить на ноги, выяснить, что с ней. Женщина подчинилась — подалась, но мгновенно вцепилась в меня, продолжая бормотать «не могу» и словно намеренно отворачиваясь от своей распахнутой двери… Неужели опасность была в ее квартире? Тогда — какая? Ночные грабители? Бандиты, решившие убить ее вслед за мужем? Тут и я почувствовала естественный страх. К тому же я вдруг уловила запах, волной накативший из соседней квартиры: серная вонь и гарь… «Пожар! — сообразила я. — А женщина с перепугу, вместо того чтобы будить сыновей, кинулась прочь!» Поспешно втолкнув соседку в свою квартиру, я бросилась обратно, тем более, что, как мне показалось, источник возгорания был виден с порога… Однако через секунду я будто споткнулась на ровном месте и вцепилась в косяк: в глубине точно такого же, как у нас, но темного холла скользнула обнаженная мужская фигура, охваченная пламенем! Скользнула и пропала…

Сразу же скажу, что искаженное мукой лицо мужчины снилось мне потом из ночи в ночь, пока я караулила квартиру приятельницы… Кажется, я тоже закричала, потому что в холле вспыхнул свет. На пороге коридора, ведущего в глубь жилища, стоял молодой парень, щурившийся со сна, видимо, один из сыновей хозяйки.

Спустя несколько минут мы, все трое, сидели у нас на кухне. Там я и услышала эту прискорбную историю, рассказанную мне женой и сыном убитого бизнесмена.

Кошмар, свидетелем которого я оказалась, начался сразу же после захоронения останков главы семейства. Бывший хозяин квартиры появлялся перед домочадцами в таком вот жутком виде и с мольбой протягивал к ним руки… «Девять экстрасенсов эту квартиру чистили, — всхлипывала женщина, сидевшая напротив, — ничего не помогает! Понимаете? Ничего! Батюшку пригласили, освятили все… И — опять! Боже мой, что делать? Мы и на даче пробовали жить, и еще в одной квартире (у нас их три) — и везде одно и то же. Конечно, Александр — он сволочь был по жизни, но почему, почему он нас никак не оставит в покое, а?! Горел бы себе, если такое заслужил, а мы-то при чем? Мы почему мучаемся?!»

— Мама! — сын осуждающе прервал мать и бросил на меня косой взгляд.

— Что «мама», что?! По-твоему, мы теперь вместе с ним должны за его грехи расплачиваться? С какой стати-то, а?!

— Но ведь вы живете на деньги, которые именно он вам оставил? — попыталась мягко возразить я женщине.

— Ну и что вы предлагаете? — криво усмехнулась она. — Как рекомендует Библия, раздать «неправедное богатство» бедным, что ли? А самим пойти по миру? Хочу посмотреть, кто на нашем месте так бы сделал.

Вот вы, например, сделали бы?

— Не думаю, — призналась я.

— Вот! — она уже полностью справилась с истерикой и смотрела на меня удовлетворенно.

— Знать бы, о чем он все время нас просит, — мрачно пробормотал сын.

Как раз это мне не казалось загадкой. Порасспросив несчастную женщину и ее сына о том, каким образом хоронили погибшего, я убедилась, что все, как выразились они, «было сделано правильно». И отпевание в храме, и служба над могилой, и даже сорокаднев заказали. Поэтому оставалось одно: умерший просил своих близких о личной молитве за него, просил их обратиться искренне, с покаянием за себя и за него, к Богу… Ведь именно этому учит христианство. Да и все остальные религии включают в свое учение помимо храмовой домашнюю молитву за умерших, просьбу к Богу простить усопшему его грехи и облегчить тем самым загробную участь ушедшего за грань человека…

Новые мои знакомые до гибели главы семейства и до начавшегося вслед за этим кошмара не только не были верующими, но и вообще не задумывались, есть Бог или нет. Все сведения о загробной жизни эти люди впопыхах собирали уже после похорон — в силу обстоятельств. Но и после, как это ни удивительно, никому из них не пришла мысль о необходимости хоть как-то пополнить свое знание Священного Писания. А там, между прочим, говорится о причине, по которой Бог отказал в чудесах людям после завершения Ветхозаветной эпохи. В старобиблейские времена, сказано там, то, что мы сегодня считаем чудом (например, явления умерших или даже ангелов), было достаточно распространено и не вызывало особого ажиотажа. Это, однако, не способствовало утверждению праведной жизни — Заповеди все равно людьми нарушались… Вот почему и отказал в Новозаветную эпоху Бог людям в чудесах, сделав их не правилом, а исключением из правил.

Тому, чья душа не готова к богообщению, никакое чудо не поможет уверовать. Примерно так и звучит упомянутая мной цитата из Священного Писания. Если честно, то до встречи с моими ночными собеседниками это утверждение не казалось мне абсолютно верным. В том, что оно действительно верное, я убедилась как раз в ту ночь. Вдова погибшего, что называется, осталась «при своем»: конечно, она абсолютно уверена, что происходящее в их доме — грубая реальность, одна вонь чего стоит, потом полдня проветривать приходится, все кондиционеры на полную мощность включать… Ну и что? Она и раньше не отрицала, что Бог есть, но раз так, то Он должен знать, что в современном мире просто невозможно жить по Заповедям. Разве что нищенствовать? А кто ж согласится быть «бедным и больным»? Доказывать ей, что Бог никому из нас ничего не «должен», что правила и законы духовного мира изменениям не подвержены, было, как принято говорить, «мартышкиным трудом».

Я не знаю, чем завершилась бы эта ужасная история, если бы не тот самый молчаливый и, как выяснилось, старший сын погибшего. В отличие от матери душевно глухим он не был. Я очень удивилась, когда, возвратившись на другой день с работы, обнаружила его возле своей двери. Смущаясь, отводя глаза (он оказался на поверку весьма робким парнем, а вовсе не мрачным), он спросил, нельзя ли ему поговорить со мной? Ему показалось, что я могу ответить на кое-какие вопросы, возникшие после вчерашнего.

И мы действительно поговорили, хотя с большинством вопросов я порекомендовала ему обратиться к священнику, а уж никак не ко мне. И с радостью услышала, что этот парень сумел прозвониться в один из древних российских монастырей и заказать там длительную службу за упокой души своего отца.

Получалось, что наш ночной разговор все-таки не пропал всуе. К тому моменту, как он навестил меня, квартира напротив была пуста: остальные члены семьи выехали из нее и, по словам моего гостя, выставили квартиру на продажу.

Не знаю, кто живет в ней теперь, но буквально пару недель назад я встретила старшего сына банкира в метро, совершенно случайно. Или не случайно?.. Скорее всего. Потому что иначе никогда не узнала бы финала этой истории и не смогла о ней рассказать.

— Я, — мягко улыбнулся юноша, — поначалу даже хотел пойти в монахи, но батюшка меня отговорил. Он считает, что по своей натуре я в монахи не гожусь, во всяком случае пока. И счастье уже, что мои молитвы дошли до Бога… После переезда весь этот ужас кончился. Только я думаю, что дошли не мои молитвы, а монашеские.

— Напрасно вы так думаете, — возразила я. — Скорее помогло все вместе взятое, и очень важно то, что вы наверняка теперь живете иначе, верно?

-Я хотел бы иначе, да не всегда получается, — покачал он головой. — Мне очень жалко папу, все время о нем думаю… Я его любил, несмотря на то что он был жестким, даже, если честно, жестоким человеком. Ему всегда и все удавалось, понимаете? Завистники говорили, что свои  деньги, самые первые, он заполучил благодаря тому, что обманул какого-то друга детства, который потом и вообще умер… С завистью говорили, с ненавистью, наверняка желая папе возмездия. И даже не предполагая, когда и как оно придет…

Карина КАРЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *