Убийца по понедельникам

Считается, что самые страшные преступления совершают люди, одержимые дьяволом. В старину их называли исчадиями ада. Причем дьявольское наваждение может носить различные формы.
Несмотря на более чем полумиллионное население, в германском городе Ганновере убийства совершаются довольно редко. Поэтому, когда в понедельник, 19 июня прошлого года, пекарь Клаус Хеннес рано утром шел в свою булочную и в маленьком сквере наткнулся на труп девушки, через двадцать минут на месте происшествия уже была бригада криминалистов. Покойной оказалась 23-летняя студентка местного университета Ханна Рильке. Ран на ее теле не было, следов насилия или ограбления тоже.

Полицейские метр за метром прочесали весь скверик в поисках улик, но ничего не нашли. А вот опытный судмедэксперт, понюхавший губы убитой, чтобы установить, не находилась ли она в состоянии алкогольного опьянения, по запаху сразу определил, что девушку отравили хлоридом калия. Одежда на ней была измята и в нескольких местах порвана. Из этого полицейские сделали вывод, что убили ее где-то в другом месте, а в сквер, скорее всего, привезли уже мертвой. Синяк на виске говорил о том, что Ханну, вероятно, сначала оглушили и только после этого влили в рот яд.

Следуя рутинной процедуре, сыщики первым делом проверили всех знакомых убитой. Хотя их оказалось много, ничего существенного для следствия это не дало. Свой последний вечер Ханна провела с друзьями на дискотеке. Возвращалась оттуда вместе с тремя из них, с которыми простилась в квартале от своего дома, куда так и не пришла.

Через четыре недели, и снова в понедельник, в кустах одного из городских парков был обнаружен заваленный ветками труп еще одной молодой женщины. Как и Ханну Рильке, ее отравили хлоридом калия, предварительно оглушив. После этого полиция стала склоняться к выводу, что в городе объявился маньяк, который охотится за молодыми женщинами. А когда в один из августовских понедельников был найден третий женский труп с теми же признаками отравления хлоридом калия, все сомнения, если они еще оставались, исчезли. На сей раз жертвой тоже оказалась студентка, возвращавшаяся с дискотеки.

В начале сентября в полицейское управление Ганновера пришла пожилая женщина и попросила проводить ее к следователю, который ведет дело «убийцы по понедельникам». К этому времени детективы опросили уже десятки добровольных информаторов и убедились, что никто из ганноверцев ничего не знает ни о самом маньяке, ни об обстоятельствах убийств. Иначе в их показаниях всплыли бы какие-то детали, имеющие отношение к делу. Скорее всего, убийца откуда-то приезжал в город, убивал случайную жертву, встреченную на улице, и сразу же уезжал. Поэтому, по мнению сержанта, у посетительницы вряд ли есть что-нибудь заслуживающее внимания.

Пожилую женщину отвели к криминал-инспектору Гансу Спитцеру. Не меньше минуты гостья изучающе рассматривала детектива, прежде чем назвала себя: Фрида Шуман. Она произнесла ее с таким видом, будто полицейский обязан был знать, кто она такая.

Действительно, инспектор Спитцер сразу же вспомнил, что так звали знаменитую ясновидящую, которая лет тридцать назад активно помогала полиции. Тогда газеты много писали о том, что с ее помощью удалось раскрыть прокатившуюся по Ганноверу серию убийств детей. Сам Спитцер, в то время еще начинающий детектив, не принимал участия в этом расследовании, но хорошо знал о роли в нем ясновидящей Фриды Шуман не только из газет, но и из служебных документов. Поэтому в душе криминал-инспектора затеплилась надежда: может быть, она опять поможет полиции раскрыть безнадежное дело? Ведь не зря же фрау Шуман пришла к ним.

54-летняя ясновидящая начала с того, что спросила у Спитцера, не были ли все три жертвы отравлены хлоридом калия. Детектив подтвердил это, не скрыв, что поражен: ведь в газетных отчетах о способе убийства ничего не сообщалось. О нем знали только расследующие дело детективы и судмедэксперты.

— Но вы не знаете самого главного. В этом деле есть и другие жертвы.

От неожиданности инспектор Спитцер подскочил на стуле:

— Откуда вам это известно?

Ясновидящая выдержала паузу, явно наслаждаясь произведенным эффектом, а затем, не вдаваясь в детали, лишь коротко сослалась на свои паранормальные способности. Видя, что полицейский все же не верит ей, фрау Шуман описала место, где находится тело четвертой жертвы: старое, давно закрытое кладбище на окраине города. Где именно там лежит труп, она не знала, поскольку, по словам фрау Шуман, мысленно видела только старые надгробия рядом с ним.

Инспектор Спитцер вместе с детективами и экспертами немедленно выехал на кладбище, заверив ясновидящую, что позднее в любом случае побывает у нее дома и лично сообщит о результатах рейда.

На старом кладбище полицейские действительно обнаружили между могилами недалеко от входа тело четвертой жертвы. Но страшная находка практически ничего не дала. Как и в остальных случаях, это была молоденькая девушка, очевидно сначала чем-то оглушенная, а потом отравленная смертельным ядом.

Позже, когда криминал-инспектор навестил фрау Шуман, та поделилась с ним своими трудностями в обнаружении убийцы. По словам ясновидящей, все ее попытки увидеть преступника оказываются тщетными, потому что он окружил себя защитным энергетическим панцирем, через который она не может проникнуть своим мысленным взором. Поэтому фрау Шуман предложила детективу сообщить в прессе о ее успешном участии в расследовании. Узнав об этом, убийца наверняка занервничает, и тогда в его энергетическом панцире, возможно, появятся пробоины.

Просьба ясновидящей была выполнена незамедлительно. Газеты ликовали, расписывая ее первый успех, и не сомневались, что женщине с такими уникальными паранормальными способностями удастся «сорвать энергетическую маску с убийцы».

Через некоторое время фрау Шуман доказала, что действительно обладает даром экстрасенсорного сыска: она смогла обнаружить место, где была спрятана пятая жертва. А вот дальше ее мысленный сыск застопорился. Как ни старалась ясновидящая, чуть ли не круглосуточно, по ее словам, бродя по глобальному информационному полю, обнаружить маньяка никак не удавалось.

Полиция уже перестала рассчитывать на помощь фрау Шуман. Ее имя исчезло и с газетных полос. И тут «всезнающая Фрида», как называли экстрасенса газетчики, доказала, что рано ее сбрасывать со счетов: она безошибочно назвала место, где находился уже шестой труп! Как заявила ясновидящая, это открылось ей, потому что защитный панцирь убийцы дал трещину и его мысли и поступки начали оставлять следы в информационном поле.

Криминал-инспектор Ганс Спитцер вновь обрел уверенность, что не сегодня завтра его помощница наконец-то выведет сыщиков на след убийцы.

А вот большинство его коллег были настроены скептически. Они считали, что если ясновидящая черпает свои сведения из информационного поля, то не сможет описать убийцу: ведь не станет же он рассматривать себя в зеркало, стоя возле тела жертвы. Нужно, чтобы кто-то увидел его со стороны в момент преступления. Только тогда эта картинка попадет в виртуальный «интернет». Но «убийца по понедельникам» действует поздно вечером, выбирая безлюдные места. Поэтому шансы, что кто-то застанет его врасплох, практически равны нулю.

Криминал-инспектор Спитцер не соглашался со скептиками: присутствие постороннего человека на месте преступления вовсе не обязательно. Образ преступника сам поступает в информационное поле, утверждал он. И приводил в качестве примера известных экстрасенсов-сыщиков, таких, как американка Дороти Элисон и голландец Жерар Краузе, которые безошибочно описывали убийц, хотя мысленно не видели их жертв.

Конец теоретическим спорам положила фрау Шуман. В понедельник, 11 декабря, она неожиданно появилась в кабинете Спитцера и торжественно заявила, что прошлой ночью смогла увидеть убийцу. Согласно ее описанию, это мужчина не старше тридцати лет, но уже с большими залысинами. Он довольно высокого роста, при ходьбе прихрамывает на правую ногу. Причем у него есть привычка часто потирать руки, словно они мерзнут.

К сожалению, составить с помощью ясновидящей фоторобот «убийцы по понедельникам» не удалось, потому что она не разглядела в деталях его лицо. Но словесное описание преступника было немедленно размножено и вручено патрульным полицейским с приказом задерживать и доставлять в полицейские участки всех, кто подходит под указанные приметы.

В тот же день в двенадцатом часу ночи в полицейском управлении Ганновера раздался телефонный звонок. Мужчина, представившийся водителем грузовика Шнайдером, от волнения глотая слова, сообщил, что несколько минут назад видел, как какой-то человек в куртке с капюшоном вытащил из «фольксвагена» длинный, судя по всему, тяжелый предмет и, прихватив лопату, волоком потащил его в сторону рощицы у шоссе на окраине города.

Спитцер, в последнее время проводивший на работе дни и ночи, тут же поднял на ноги всю дежурную смену и выехал на указанное Шнайдером место. Через полчаса рощица была окружена полицейскими, которые не зажигали фонарей и старались не шуметь. Спитцер дал по рации сигнал, после чего они со всех сторон вошли в рощицу и почти сразу наткнулись на человека с лопатой, долбившего мерзлую землю и за шумом ветра не слышавшего подходивших к нему полицейских.

Когда из темноты раздался грозный приказ: «Руки вверх! Вы арестованы!», преступник настолько растерялся, что даже не пытался бежать и послушно поднял руки. Возле него лежал большой полиэтиленовый мешок для мусора, в котором находилось мертвое тело.

Надев на задержанного наручники, детективы сдернули с его головы капюшон и направили луч фонаря ему в лицо. И тут инспектор Спитцер не поверил своим глазам: моргая от яркого света, перед ним стояла ясновидящая Фрида Шуман!

В багажнике ее «фольксвагена», стоявшего неподалеку на обочине шоссе, был обнаружен молоток, которым «всезнающая Фрида» оглушала свои жертвы, чтобы затем разжать ножом зубы и влить в рот яд.
Убийцу, а в этом ни у кого не было сомнений, доставили в полицейское управление, и криминал-инспектор Спитцер вместе с коллегами приступил к допросу.

Фрау Фрида Шуман не стала запираться. Да, она — убийца, но вовсе не маньяк, а жертва обстоятельств. После той помощи, которую ясновидящая оказала полиции при раскрытии серии убийств детей 30 лет назад, Шуман стала знаменитостью. У нее не было отбоя от клиентов, просивших совета в критических ситуациях, а журналисты охотно писали о «всезнающей Фриде». Но со временем шум вокруг ее успехов утих, а имя исчезло с газетных полос. Поток клиентов, желавших с помощью ясновидящей узнать свою судьбу, иссяк.

С трудом перебивавшаяся редкими гаданиями, Фрида с тоской вспоминала добрые старые времена. Когда же такая жизнь в забвении и бедности стала невыносимой, она придумала «оригинальный» способ, как вернуть себе прежнее положение. Фрау Шуман решила привлечь к себе всеобщее внимание сенсационным раскрытием какого-нибудь громкого преступления, например изобличением серийного убийцы. Она стала читать криминальную хронику в газетах. Но ничего сенсационного в Ганновере не происходило. Тогда ясновидящая задумала сама совершить серию убийств, которые поставили бы полицию в тупик. А потом выступить в роли непревзойденного сыщика-экстрасенса и приписать их вымышленному лицу. Его приметы она тщательно продумала и намеревалась постепенно сообщать полиции. Конечно, детективы не смогут найти этого убийцу, но это будет уже их вина.

В жертвы Фрида Шуман выбирала девушек хрупкого телосложения, с которыми было легче справиться. А чтобы затруднить расследование, она совершала убийства в разных концах города. Причем только по понедельникам, чтобы создать впечатление, будто за девушками охотится маньяк.

Однако после трех первых убийств пожилая фрау вошла во вкус и уже не могла остановиться. Как она призналась, ею овладело «такое дьявольское наваждение, противиться которому не было сил».

После признания Шуман в прессе поднялась буря возмущения. Больше всего досталось криминал-инспектору Спитцеру и его коллегам, которые целых полгода не могли разоблачить убийцу-ясновидящую. А вот суд над ней был отложен на неопределенный срок, поскольку врачи выразили сомнение в ее вменяемости — сыграло свою роль «дьявольское наваждение», на которое ссылалась Фрида, — и поместили фрау Шуман для экспертизы в психиатрическую больницу.

Между тем экстрасенс-психолог Клаус Вайман говорит, что такой феномен существует на самом деле. Больше того, при определенных обстоятельствах его жертвами рискуют стать именно сенситивы. В отличие от обычных людей в защитном электромагнитном поле мозга у них есть «порталы», по которым идет энергоинформационный обмен с внешней средой, в том числе и с тонким миром. Если у сенситива вдруг пробуждаются алчность, зависть, злоба, то по этому каналу связи в мозг могут легко проникнуть негативные мыслеформы, которые заставляют его совершать отвратительные поступки, вплоть до убийств.

Именно это и произошло с Фридой Шуман, оказавшейся жертвой «дьявольского наваждения».

Олег КАТКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *