Пятое Евангелие

Древние рукописи проливают свет на то, где находился Иисус Христос между 13 и 30 годами?

Новый Завет составляют четыре канонических Евангелия. Но помимо них существуют и так называемые отреченные книги, или апокрифы. Это Евангелия от Петра и от Фомы, Протоевангелие Иакова, апокриф Иоанна и т.д. Церковь не признает эти писания священными, почему их и называют апокрифами, то есть — тайными. Однако в I-III веках такие свидетельства почитались верующими наравне с библейскими текстами.

Из Индии, Непала, Тибета дошло до нас сокровенное сказание об Иссе, как называют на Востоке Иисуса Христа. Индо-тибетское «Сказание об Иссе» уникально во всех отношениях. На Западе оно стало известно лишь в последнее время, став настоящей сенсацией. Текст его разительно отличается от классических апокрифов по стилю и содержанию, но прежде всего поражает своим философским, почти рационалистическим отношением к библейским чудесам. Но и этим далеко не исчерпывается уникальность бесценного памятника.

«Сказание об Иссе» охватывает всю жизнь Христа, а не только детство и последующие годы. Между тем ни в канонических, ни в отреченных книгах ничего не говорится о том, где был и что делал Спаситель в исключительно важный период своего возмужания и высокого становления, а ведь это период с 13 до 30 лет!

Индо-тибетский текст как бы заполняет таинственный вакуум повествованием о деяниях Иисуса далеко за пределами Святой земли.

Веяние запредельного ощущается лишь в рассказе о Рождестве, хотя и здесь напрочь отсутствуют знаменательные образы и детали: звезда, воссиявшая над Вифлеемом, царь Ирод, волхвы, пастухи, вертеп.

«Вот тогда-то наступил момент, который премилосердный судия, исполненный милосердия, избрал, чтобы воплотиться в человеческое существо. И Вечный Дух, обитающий в царстве полного покоя и высшего блаженства, возбудился и проявился на определенное время из Вечносущего, чтобы, облекшись в человеческий образ, указать средство соединиться с Божеством и достигнуть вечного блаженства» (4, 1-3). И далее: «Вскоре родилось на земле Израильской чудесное дитя; сам Бог говорил устами этого ребенка о нищете телесной и величии души. Божественное дитя, которому дали имя Исса, начало с самых юных лет говорить о Боге едином и нераздельном» (4:5, 8).

Семена раннего христианства породили на гималайской почве необычные, но по-своему прекрасные плоды. Дивный цветок возрос в плодородных долинах величайших на земле Гималайских гор, в долинах, осененных ледяными пиками, где хозяином считается Химават. О жизни Иссы в этих местах нет никаких указаний в библейских источниках. Но вот иные указания. «Когда Исса достиг 13 лет, — а в эти годы каждый израильтянин должен выбрать себе жену, — дом его родителей, живших скромным трудом, начали посещать богатые и знатные, желавшие иметь зятем молодого Иссу… Но Исса тайно оставил родительский дом, ушел из Иерусалима и вместе с купцами направился к Инду, чтобы усовершенствоваться в Божественном слове и изучить законы великого Будды» (4:10-13).

Отсюда начинается основная, абсолютно оригинальная часть Евангелия, напоминающая классическую книгу странствий, но странствий не путешественника или купца, а проповедника.

В 14 лет Исса находился уже на другом берегу Инда, в благословенной стране Арьяварте. Слава о нем распространилась по всему Индостану. Он прошел по многим дорогам Индии. В городе Ориссе его с почетом встретили жрецы верховного бога Брахмы. Они приобщили Иссу к санскриту и сокровенной мудрости Вед, научили изгонять вселившихся в человека злых духов.

Долгих шесть лет провел Исса в разных священных городах. В Бенаресе, где тысячи паломников совершали омовение в водах великой Ганги, простой народ с почтением и любовью приветствовал юного пророка. Проповедуя Священное Писание людям низких каст, он навлек на себя осуждение брахманов. Ему говорили, что нельзя приближаться к сотворенным из чрева и ног Брахмы, ибо нечисты они, что вайшьям дозволено лишь слушать по праздникам чтение Вед, а шудрам запрещено даже смотреть на читающего брахмана: «Только смерть может избавить их от рабства… Оставь же их и иди поклониться с нами богам».

Но Исса следовал своим путем: «Бог Отец не делает различия между своими детьми, которые все одинаково ему дороги». Обличая брахманов и кшатриев, он ниспровергал ложных богов — Брахму, Вишну и Шиву: «Вечный Судия, Вечный Дух создал душу единственной и неделимой в мире; она одна, сотворенная, содержит и живит все… Он восхотел, и мир явился, одной божественной мыслью он собрал воды и отделил сушу… Он — причина таинственной жизни человека, в которого он вдул частицу Своего бытия» (5:15, 18). И были обнадежены люди низших каст, что получат прощение в день последнего суда, а их угнетателей постигнет кара.

Брахманы, прознав о проповедях Иссы, решили его убить, но, предупрежденный шудрами, он покинул Ориссу и скрылся в горах. Так он оказался в Непале, на родине Будды. И вновь шесть лет ушло на изучение языка пали и свитков сутр.

Покинув Гималаи, где все пронизано дыханием вечности, Исса спустился в долину Раджастхана. Когда он останавливался для короткого отдыха в деревнях, собирались толпы язычников, жаждавших услышать слова спасения. «Предвечный законодатель — один, — учил Исса. — Нет других богов, кроме него. Никогда он не унизит свое чадо, заставляя его душу переселяться, как в чистилище, в душу животного. И я вам говорю: оставьте своих идолов и не исполняйте обрядов, которые разлучают вас с вашим Отцом».

И люди покидали капища. Уязвленные жрецы требовали доказательств:

— Сделай же чудо! Пусть твой Бог пристыдит наших.

— Если ваши идолы и ваши животные могущественны, пусть поразят меня громом, — отвечал Исса.

Слухи о нем проникли в соседние страны. Когда он пришел в Иран, тамошние жрецы запретили людям собираться и слушать его. Но это лишь разжигало желание слушателей.

— О каком Боге ты говоришь? — потребовал ответа верховный жрец. — Святой Заратустра, единый, праведный, был удостоен общения с Высшим Существом.

— Не о новом Боге я возвещаю, а о нашем Отце небесном, — отвечал Исса. — Он существовал прежде всякого начала и будет существовать после вечного конца.

Ночью, когда все люди уснули, жрецы вывели Иссу за стены города и оставили на дороге в надежде, что дикие звери растерзают его. Но ни лев, ни волк не тронули Спасителя.

Так закончился неизвестный доселе долгий период его странствий.

«Иссе, которого Творец избрал, чтобы напомнить об истинном Боге людям, погруженным в пороки, исполнилось 29 лет, когда он прибыл в страну Израиля» (9:1).

Повествуя о жизни Иссы на Святой земле, «Сказание об Иссе», которое называют также «Тибетским Евангелием», в основных чертах не расходится с каноническими текстами. В нем говорится: «Святой Исса учил народ… в продолжении трех лет — в каждом селении, на дорогах и равнинах, и всякое предсказание его сбывалось» (13:1). Упомянут и правитель Пилат, и разбойники, и казнь. Но то ли сказалось влияние колдовских гималайских снегов, то ли властно заявил о себе ощутимый индо-буддийский подтекст, только заключительная сцена воскрешения стала истоком новой легенды.

Но прежде чем говорить о ней, нужно решить другой вопрос: не выдумка, не подделка ли «Тибетское Евангелие»? Судите сами.

Впервые с одной из копий «Тибетского Евангелия», хранимой в монастыре Хемис, смог ознакомиться в 1887 году русский публицист Николай Нотович. По его словам, оригинал был записан еще в I веке на языке пали. Основой послужили свидетельства людей, видевших Иссу во время его пребывания на земле Индии и Непала, а также рассказы индийских купцов, ходивших с караванами в Иерусалим. В самом конце II века манускрипт оригинала перевезли из Непала в Тибет. Перевод с палийского на непальский был выполнен уже намного позже в монастыре Марбур возле Лхасы, столицы Тибета. Несколько копий попали и в монастырь Хемис, который находится в Ладаке — в так называемом Малом Тибете.

В 1925 году в Ладаке во время своей центрально-азиатской экспедиции побывал Николай Рерих. В Хемисе он имел возможность изучить рукопись «Тибетского Евангелия». Как, впрочем, и его сын Юрий, выдающийся тибетолог. Уж он-то мог бы сделать хотя бы выписки, но в его научном наследии нет даже упоминания об уникальном манускрипте. Российский первооткрыватель Нотович, к сожалению, не знал ни тибетского, ни палийского языков. Опубликованный им во Франции перевод был записан со слов одного из лам Хемиса…

Вот что пишет Нотович: «Хороший и чуткий индиец значительно говорит о манускрипте жизни Иссы: «Почему всегда направляют Иссу на время его отсутствия из Палестины в Египет? Его молодые годы, конечно, прошли в учении. Следы буддийского учения, конечно, сказались на последующих проповедях.

К каким же истокам ведут эти проповеди? Что в них египетского? И неужели не видны следы буддизма Индии? Непонятно, почему так яростно отрицается хождение Иссы караванным путем в Индию и в область, занимаемую ныне Тибетом».

Монастырь Хемис Гомпа расположен в 40 километрах от города Леха на высоте 3657 метров. Это самыйдревний и почитаемый монастырь, где проходят ежегодные фестивали ритуальных танцев в масках божеств и демонов. В главном храме находится украшенная самоцветами золотая статуя Будды.

В 1973 году мне довелось побывать в Индии и Непале. Я провел в Хемисе целый день, даже не подозревая о хранимых там сокровищницах мудрости. Позднее в Сринагаре, столице штата Джамму и Кашмир, я остановился в старом отеле «Медоу», где обнаружил в книге постояльцев множество знаменитых имен: вице-короля Индии, завоевателя Тибета сэра Френсиса Янгхазбенда и других. Нашлось там и имя Нотовича… Можно сомневаться в точности его перевода «Тибетского Евангелия». Но пребывание в Кашмире этого российского исследователя и путешественника сомнений не вызывает.

В одном из районов Сринагара — Ханьяре — массы паломников разных конфессий привлекает скромная с виду могила «Розабал». Связанная с ней легенда непосредственно примыкает к финальному эпизоду тибетского сказания. «Три дня спустя правитель, опасаясь народного возмущения, послал воинов похитить тело Иссы и похоронить его где-нибудь в другом месте. На следующий день толпа нашла могилу открытой и пустой», — сказано в заключительных строках «Тибетского Евангелия». А легенда, о которой мы упомянули, продолжает: «Исса умер в Кашмире». Далее в ней говорится, что знакомому с практикой йоги Иссе удалось впасть в состояние глубокого транса — самадхи, не отличимого от смерти. После снятия с креста верные люди, умастив тело целебной мазью, алоэ и миррой, вернули его к жизни. Спустя какое-то время Исса выбрался из Иерусалима и направился в Индию. В Кашмире, издавна слывшем «землей обетованной», он якобы принял имя Юз-Асафа и, дожив до глубокой старости, был погребен в «Розабале».

Несмотря на многочисленные просьбы археологов из разных стран, всем им было категорически отказано в разрешении осмотреть гробницу. В беседе с верховным ламой Ладакха его святейшеством Кушоком Бакулой мне удалось узнать, что в монастырях древней добуддийской религии Тибета — Бон — хранятся отрывочные свидетельства о пришествии в страну Шаншун-Мар на севере Тибета «чудотворца Есса из страны Иран».

Караванные дороги из Иудеи в Индию и в самом деле проходили, в частности через Иран. Ведь и в «Сказании об Иссе» говорится о посещении им, пусть и на обратном пути, родины Заратустры.

По-видимому оттуда пришла в Тибет и сама религия Бон. Главные священные книги Бон переведены с иранского языка. Зороастрийская концепция вечной борьбы равновеликих сил света и тьмы усвоили христианские сектанты несториане. Они же первыми появились в Кашмире, принеся весть о Христе. Может, именно тут и таятся корни мифа?

Еремей ПАРНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *