Предвидения Иосифа Прекрасного

История Иосифа, прозванного Прекрасным, — одна из самых удивительных среди библейских сказаний.


Юноша, низвергнутый волей судеб на самое дно жизни, сумел переломить злой рок и вознестись на недосягаемую для его соплеменников высоту. Археологические находки подтверждают, что эта известная притча, скорее всего, не просто одна из многих поучительных историй из Библии, а исторический факт.

Более других из 11 сыновей, коих подарили Иакову (одному из прародителей иудейского народа) жены, возлюбил он Иосифа — чудо в старости своей, дар от горячо любимой жены Рахили. Он гордился его сообразительностью и практической сметкой и, дабы выделить среди прочих, наряжал в яркие, дорогие одежды. Вместе с братьями, сынами других жен Валлы и Зелфы, Иосиф пас скот, но когда предстояли трудные переходы на дальние пастбища, часто оставался в отцовском шатре.

Он унаследовал красоту и пророческий дар своей матери, но рос себялюбцем и более всего жаждал поклонения и похвал. Страсть вызывать поклонение проявлялась даже в сновидениях, а их он умел истолковывать с необыкновенным искусством. Однажды ему даже привиделось, как он вместе со всеми трудится на поле, как вдруг связанные братьями снопы собрались в круг и все поклонились снопу, связанному им.

— Неужели ты будешь царствовать над нами? — вознегодовали братья и возненавидели самодовольного выскочку не только за поступки, но даже за его сны. А Иосиф в своем стремлении быть первым не брезговал подглядывать и доносить отцу обо всех промахах и прегрешениях братьев. Иаков, по слабости души, вставал на сторону угодливого любимчика, но и он был возмущен, когда Иосиф поведал об очередном сновидении.

— Неужели я, и твоя мать, и твои братья придем поклониться тебе до земли? — сердито воскликнул он, услышав, что солнце, луна и 11 звезд сошли с небес и поклонились Иосифу…

Шли годы. При родах последнего, двенадцатого, брата Иосифа — Вениамина скончалась Рахиль. Погрязший в гордыне Иосиф не замечал, что ненависть все разрасталась и крепла в сердцах его братьев. Как-то, когда они пасли скот далеко в Сихеме, отец послал его узнать, все ли здоровы, цело ли стадо. Иосиф с охотой собрался в дорогу. Было ему от роду 17 лет…

Увидев Иосифа, одиноко бредущего к их стану, братья решили, что настал удачный момент, чтобы рассчитаться с ним за все. Один только Рувим поднял голос против убийства и предложил сбросить зазнайку-ясновидца в колодец, надеясь, что сумеет потом прийти ему на помощь. С Иосифа сорвали одежды и столкнули его в пересохший колодец. В это время на горизонте показался караван. Купцы поведали, что везут в Египет драгоценные благовония. Братья подумали, что смерть в колодце от жажды и голода — не лучшее наказание для доносчика и лентяя. Пусть помучается в рабстве, узнает, что такое тяжкий труд. Красивый, стройный юноша понравился торговцам, и родные братья с выгодой продали им Иосифа. В Египте купцы перепродали его начальнику телохранителей фараона Патифару.

Довольные сделкой братья разорвали в клочья яркое платье Иосифа и измазали козлиной кровью. Все выглядело так, будто юношу растерзали хищные звери. При виде окровавленной одежды любимого сына Иаков пришел в отчаяние.

А в это время проданный в рабство Иосиф неплохо поладил с хозяином. Природные таланты и услужливый нрав помогли ему быстро выдвинуться. Потифар поставил его во главе слуг, поручив вести свое хозяйство. Но Бог приготовил Иосифу, которого жизненные испытания ничему не научили, новый сюрприз. Беда пришла со стороны жены хозяина. Она воспылала к рабу неудержимой страстью. Все хитрости испробовал Иосиф, чтобы не оказаться в ее постели, так как не желал отплатить черной неблагодарностью великодушному господину. Но похотливой матроне все же удалось заманить красавца домоправителя в свою спальню. Еле-еле вырвался он из жадных объятий и бежал, оставив в руках соблазнительницы свои одежды. Отвергнутая женщина вскипела от гнева и одновременно затрепетала от страха: вдруг муж узнает правду? Она принялась вопить о помощи и подняла на ноги весь дом.

— Он пришел ко мне, чтобы лечь со мною, но я закричала, и он оставил у меня одежду свою и выбежал вон!

Потифар без лишних слов отправил Иосифа в узилище, где томились узники фараона. Но даже там, в мрачном подземелье, ему удалось сохранить самообладание и веру в свою звезду. Готовность прийти на помощь снискала ему покровительство тюремщиков и доброе отношение других узников. Среди них выделялись два бывших царских сановника: виночерпий и хлебодар (на Руси — стольник, ответственный за стол князя или царя, закупки продуктов и вин). Обоим им в одну и ту же ночь привиделись сны «особого значения». Виночерпию приснилось, что три ветви на лозе зацвели и налились гроздьями. Он выжал их в чашу и поднес царю.

— Через три дня фараон вознесет главу твою и возвратит тебя на место твое, — истолковал Иосиф. — Вспомни же меня, когда хорошо тебе будет…

Хлебодар же рассказал, что видел у себя на голове три корзины с пищей для фараона, которую клевали птицы.

— Через три дня фараон снимет с тебя голову твою и повесит тебя на дереве, — с горечью в сердце объяснил Иосиф, — и птицы будут клевать плоть твою…

Все так и случилось в предуказанный срок: одного с почетом вернули во дворец, другого отправили на казнь.

Только счастливец виночерпий забыл о напутствии предсказателя, а вспомнил лишь по прошествии трех лет, когда у самого царя возникла надобность истолковать сновидение. В первый раз он увидел, как из реки вышли семь тучных коров и стали пастись на сочных лугах. Вслед за ними из воды показались еще семь коров, но худых видом и тощих, и съели они хороших и тучных. И проснулся фараон, и заснул вновь, но кошмар не оставил его. Семь сочных колосьев выросли на одном стебле, а затем столько же чахлых, иссушенных восточным ветром. И пожрали они сочные, налитые зерном колосья.

Все волхвы и все мудрецы Египта не смогли дать надлежащего объяснения загадочным снам, смутившим покой владыки Египта. Тогда-то виночерпий и вспомнил чудесное предсказание и поведал о том царю. Фараон приказал спешно доставить к нему Иосифа.

Сын Иакова и Рахили легко разрешил загадку, перед которой спасовали жрецы. Он объяснил, что сон этот — вещий от Бога. После семи урожайных лет последуют годы жесточайшей засухи с гладом и мором.

Но не ограничился провидец одним толкованием, а осмелился дать фараону совет: отвратить бедствие невозможно, но, чтобы избежать окончательной гибели, нужно построить огромные житницы, собрать в них пятую часть зерна урожайных лет. Запасы помогут людям продержаться до лучших дней. «Для выполнения этой задачи нужно найти мужа разумного и мудрого» и поставить его над землею Египетской.

«И сказал фараон Иосифу: так как Бог открыл тебе все сие, то нет столь разумного и мудрого, как ты… Ты будешь над домом моим, и твоего слова будет держаться весь народ мой; только престолом я буду выше тебя».

В довершение своих слов царь снял перстень и надел его на руку Иосифу, затем облачил его в богатые одежды и возложил на грудь золотую цепь. А в жены дал высокородную деву Асенефу, дочь верховного жреца города Он — Потифера. Город Он значился одним из самых священных мест и назывался «городом солнца» (Гелиополь по-гречески). Высокий сан отца осенял и Асенефу (Асенет), что значит «Принадлежащая Нейт» — богине, почитаемой в дельте Нила. Жена-египтянка подарила Иосифу двух прекрасных сыновей: Манасию («Помогший забыть») и Ефрема («Приносящий плоды»).

Поставленный отныне над всем Египтом, Иосиф следовал на колеснице сразу же за фараоном. Традиционные сцены такого возвеличивания запечатлены на фресках и папирусах. Уникальным можно считать пожалованное Иосифу имя — титул. В Библии оно дано в египетском звучании: Цафнаф-панеах, что переводится как «Бог речет: да будет здрав».

Сон фараона сбылся в точности, как предсказал толкователь. В годы бедствий, последовавших за благоденствием, Иосиф спас народ Египта. Сначала он раздавал хлеб, затем продавал его своим и чужим, пополняя казну фараона.

Голод не обошел стороной и Ханаан, где жила его семья. В надежде купить пшеницу пришли в Египет сыновья Иакова. Только Вениамин, самый младший, остался с отцом. Кроме Иосифа, никто не был властен распоряжаться продовольствием. В облике сурового египетского вельможи предстал он перед оробевшими братьями, и они не узнали его. Ничего не забыв, он сперва немного их попугал: обвинил в соглядатайстве и посадил под арест, но вскоре смилостивился. Братья и не подозревали, что египтянин понимает их язык. И говорили друг другу: Бог наказывает нас за грех, совершенный против брата нашего.

Иосиф слышал, как они корили себя за подлую сделку, как раскаивались, вспоминая о муках обманутого отца, и втайне не мог сдержать слезу. По его указанию пустые торбы их туго набили зерном, а серебро, что было уплачено, он незаметно положил каждому в его мешок. Взяв в заложники Симеона, Иосиф отпустил братьев и наказал им возвратиться с Вениамином.

Дивился Иаков поступку египтянина и боялся отпустить младшего сына. Но встреча состоялась, когда еще более жестокий голод обрушился на Ханаан и вновь пришлось отправляться за хлебом. Прослезился Иосиф, увидев Вениамина, и устроил роскошный пир. Братьев он рассадил так, как они обычно сидели под сенью отцовского шатра. Но и теперь они не узнали его. Пришлось придумать новое испытание.

Едва нагруженный хлебом и дарами караван оказался за городской стеной, как его нагнали колесницы всемогущего Цафнаф-панеаха. Был учинен обыск, и в поклаже Вениамина найдена драгоценная чаша, якобы украденная им на пиру. Братья в отчаянии разорвали на себе одежды, и хотя под стражу взяли одного Вениамина, они не могли покинуть его и все вместе понуро побрели назад, чтобы пасть ниц перед могущественным правителем.

— Коль вышло так, пусть я останусь рабом у тебя, господин, — молвил один из них, — а отрок пусть идет с братьями домой. Как я пойду к отцу моему, когда отрока не будет со мною?

Иосиф не мог больше сдерживаться. Отослав слуг, он остался наедине с братьями и открыл им свое настоящее имя.

Весть о знаменательном событии быстро долетела до фараона, и он послал в Ханаан колесницы за всем семейством Иакова. Щедро одарив каждого, владыка Египта разрешил им обосноваться на земле Гесем, в дельте Нила. Могучий его разлив сулил богатые урожаи, а необозримые заливные луга — приплод скота. Иаков во главе семьи прожил еще ровно 17 лет в довольстве, ни в чем не ведая нужды, и тихо отошел в возрасте 147 лет.

Иосиф дожил до 110 лет. Его поместили в гробницу, по египетскому обычаю забальзамированного в саркофаге.

— Вынесите кости мои отсюда, — завещал он перед смертью.

Через много лет Моисей исполнил завет и перенес останки в Ханаан. Могилу Иосифа еще недавно показывали в долине возле Наблуса, недалеко от колодца Иакова. Арабы испокон веков называли ее «мазаром Юсефа» и почитали священным местом. Но в 2001 году палестинцы разорили гробницу. Тела внутри не оказалось — только священные свитки. Древние письмена, никем не прочтенные, предали огню…

Время Иосифа, в соответствии с хронологией, приходится на XVII век до нашей эры. Незадолго до этого Египет пережил восстание крестьянской бедноты и рабов, повергшее страну в упадок. Тут откуда-то с Востока вторглись орды гиксосов — «царей-пастухов», «вождей пустыни». Разоренное государство оказалось совершенно беспомощным перед свирепыми воинами с их боевыми колесницами, длинными мечами и непробиваемыми доспехами. Столкнувшись с высочайшим уровнем культуры, завоеватели быстро переняли египетские обычаи, а их предводители почти на полтора века узурпировали трон фараонов. Своей столицей они сделали город Аварис в восточной части дельты Нила. Нельзя исключить, что возвышение Иосифа могло произойти при одном из таких новоявленных фараонов. В этнически близких пришельцах из Азии чужеземные цари надеялись обрести преданных сторонников. На скарабеях того периода встречаются семитские имена: Хиан, Якобер, Анатер.

Раскопки последних лет возле деревни Сан-эль-Хагар обнаружили развалины Авариса и привели к сенсационным открытиям. Помимо множества гиксосских печатей были откопаны великолепные постройки с изображением ритуального иудейского семисвечника — меноры. Пока можно лишь догадываться, были ли эти постройки знаменитыми житницами Иосифа. Но имеются все основания считать Иосифа реальным героем исторической драмы.

Пророческий дар матери Иосиф передал далеким потомкам. Прославленный Нострадамус принадлежал к колену Вениаминову и, следовательно, мог считать себя прямым наследником Иакова и Рахили.

Еремей ПАРНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *