Магические имена кораблей

На флоте есть старинная примета: как назовешь корабль, так он и поплывет. Поэтому корабли, названные именами флотоводцев и полководцев, несут на себе таинственную печать тех, в честь кого они названы.
Загадочная связь с именами кораблей проявляется и в наши дни: суда в чем-то повторяют судьбы людей, как бы воплощая в себе их достоинства и недостатки. Вот лишь некоторые любопытные примеры, подтверждающие это, которые собрал журналист-маринист Владимир Шигин. Они относятся только к нашему флоту, однако сходные случаи есть в истории всех флотов.

В 1990 году новейший большой противолодочный корабль (БПК) «Адмирал Трибуц» совершал переход с Балтики на Тихий океан. Однажды сама собой начала бить корабельная рында. Удары раздавались непрерывно, словно кто-то отчаянно колотил в нее, сигнализируя о беде. Когда выскочившие на палубу офицеры и матросы подбежали к рынде, то увидели странную картину: язык колокола раскачивался сам собой, хотя никакой качки не было, и методично с силой бил в рынду. И только после того как прибежавшие в недоумении сгрудились вокруг, удары прекратились, будто некто невидимый счел свою миссию выполненной.

На корабле после этого пошли разговоры о неком предупреждении… А спустя несколько дней на «Трибуце» произошел взрыв, в результате которого выгорел целый отсек, сильно обгорели пять моряков, двое из них погибли. Вот тогда-то все вспомнили о тревожных сигналах рынды и об адмирале Трибуце.

В годы Великой Отечественной войны он командовал Балтийским флотом, и в августе 1941-го под его командованием флот прорывался из Таллина в Кронштадт, потеряв за двое суток более семидесяти кораблей и судов. По-видимому, дух адмирала присутствовал на корабле, носившем его имя, и хотел предупредить экипаж о приближающейся опасности.

Другой БПК Северного флота — «Адмирал Макаров» — всегда отличался отменной выучкой личного состава в борьбе за живучесть. И тут прослеживается таинственная связь с самим адмиралом, который создал целую науку по организации спасения кораблей. А «Маршал Василевский» постоянно собирал все мыслимые призы за отличную боевую подготовку. Вполне благополучна судьба и двух других больших противолодочных кораблей Северного флота — «Адмирал Харламов» и «Адмирал Чабаненко».

Зато БПК «Маршал Ворошилов» традиционно входил в число отстающих, видимо, в полном соответствии с талантами его потустороннего «отца-покровителя». А на БПК «Адмирал Юмашев» многие годы были проблемы с пьянством. Алкоголь губил командиров и офицеров, мичманов и матросов.

Причем сам адмирал Юмашев тоже страдал чрезмерным пристрастием к спиртному, за что был снят с поста министра ВМФ в 1950 году. Печальной оказалась судьба четырех больших десантных кораблей, названных в честь адмиралов-политработников: «Иван Рогов», «Александр Николаев», «Адмирал Кулаков» и «Митрофан Москаленко». Первые три уже порезаны на металлолом, так и не успев совершить ничего заслуживающего воспоминания, а четвертый уже который год стоит у причала в Североморске в ожидании той же участи.

А вот ракетный крейсер Черноморского флота «Адмирал Головко» оказался столь же везучим, как и сам адмирал Арсений Головко, который в годы Великой Отечественной войны был самым молодым командующим флотом. Сейчас крейсеру уже почти сорок лет, но он по-прежнему входит в число действующих кораблей. Такая же долгая и славная судьба у крейсеров «Михаил Кутузов», «Александр Невский» и «Адмирал Ушаков». А боевую мощь российского флота по праву олицетворяют тяжелый авианосный крейсер «Адмирал Кузнецов» и тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *