Символ спасения

«Это произошло зимой 1997 года, в последних числах января. Я пришел домой немного навеселе — с другом выпили бутылку водки на двоих. Было уже около полуночи, мать и младшая сестра уже спали, и я, стараясь не шуметь, разогрел себе ужин и, быстро поев, лег спать.

Разбудил меня какой-то металлический лязг и грохот. Я проснулся, посмотрел на часы — 2.30 ночи. Звук доносился с улицы. Я встал, подошел к окну и остолбенел. По нашей улице шел трамвай.
Обыкновенный трамвай. Он ехал с лязгом и грохотом, как все трамваи нашего города. Но по нашей улице никогда не ходил этот вид транспорта! Однако он преспокойно проехал по улице и скрылся за углом.

Далее я увидел, что по улицам идут женщины и мужчины с детьми. Все они двигались в сторону площади, которая находилась за соседними домами.

«Интересно, куда это они все?» — подумал я и вдруг… очутился на площади!

Ее было не узнать — она была заставлена аттракционами, каруселями, качелями. Все это гремело, свистело, горели фонари, слышался детский смех и гул толпы. Над толпой разносился чей-то голос, усиленный громкоговорителем:

— Дамы и господа! Спешите к нам на праздник! Мы лишь одну ночь в вашем городе! Спешите! Только одну ночь!

От изумления я словно онемел. Затем, увидев будку с надписью «касса», подошел к ней и оказался лицом к лицу с мужчиной, пристально разглядывавшим меня. Он был высок, одет во все черное, с худым лицом, черными прилизанными волосами и тонкими усиками. Мужчина глядел на меня с легкой улыбкой.

— Извините, — обратился я к нему, — вы не скажете, сколько стоит билет?

— Билет? — переспросил он и вдруг начал смеяться. И от его ледяного смеха мне стало страшно, его смех проник в меня, и страх сковал мое сердце. Я захотел закричать, и в этот момент проснулся. Тут же посмотрел на часы — было по-прежнему 2.30 ночи.

«Приснится же такое…» — подумал я. Было немного страшно, поэтому я включил ночник над головой.
Отвернувшись к стене, успокоился и задремал.

Проснулся я от новой захлестнувшей меня волны ужаса. Я лежал, уставившись в стену, а сам чувствовал на затылке тяжелый взгляд. Сердце забилось чаще, и я, пересилив себя, повернулся. Около моей кровати сидела моя немецкая овчарка и смотрела на меня. Я с облегчением вздохнул, но вдруг понял, что это не моя собака, а еще через секунду сообразил, что это вообще не собака!

Существо имело собачью морду, но у него не было ушей, а глаза были человеческими, умными и страшными. Я видел только голову существа, остальное скрывала кровать.

Тут губы существа дернулись, обнажив клыки, и вдруг существо стало улыбаться! И чем дольше оно улыбалось, тем больше походило на черного человека с площади. Мою душу снова пронзил страх, и тут существо стало медленно расти, словно поднималось на невидимом лифте.

Я не мог двинуться от ужаса и с усилием стал выдавливать из себя пришедшие на ум слова молитвы: «Отче наш, иже еси на небеси…» И тут вдруг все в комнате изменилось. Я оказался как будто под слоем воды: воздух вокруг колыхался и вибрировал. Вдруг сверху что-то спустилось и остановилось перед моим лицом. Это был крест. Крест из какого-то голубого камня, который светился. Я схватился руками за крест и ощутил сильный удар, словно меня ударило электричеством. Судорога швырнула меня на пол, но краем глаза я успел заметить, как страшная тварь, человек-собака, кинулась к зеркалу, висевшему в коридоре, и растворилась в нем! В это время из соседней комнаты выскочила мать с криком:

— Ты что? Что случилось?

Я что-то ответил ей про страшный сон, она странно посмотрела на меня и ушла в свою комнату.

В эту ночь я больше не заснул. А наутро мать рассказала мне следующее. Ей тоже приснился страшный сон. Будто бежит она по полю, а я у нее на руках — маленький, новорожденный. За ней гонится старик в белых одеждах, с седой бородой и злобными кровавыми глазами.

Мать бежала изо всех сил, но расстояние между ними сокращалось. И тогда мать начала молиться.
Вдруг на горизонте что-то показалось, и мать побежала в ту сторону, не переставая молиться. Это что-то приблизилось, и мать увидела гигантскую статую Богоматери с ребенком-Христом, сделанную из голубого камня. Остановившись у подножия статуи, мать закричала:

— Пресвятая Богородица, спаси!

Но ничего не происходило, и злобный старик уже настигал ее. Тогда мать подняла меня на руках вверх и закричала:

— Пресвятая Богородица, спаси хотя бы моего ребенка…

И тут она услышала страшный, дикий рев за спиной.

Обернувшись, мать увидела, что старик катается по земле и горит, как факел. Она тут же проснулась и услышала шум в моей комнате. Войдя ко мне, мать увидела, что я сижу возле кровати на полу. На вопрос, что случилось, я ответил ей, что мне приснился страшный сон.

Кто были эти черный человек, существо-собака, старец с налитыми кровью глазами? Чего он хотел? И кто спас меня — я сам своей молитвою или мать, обратившись к Богородице?.. Так или иначе, спасибо тебе, Господи».

 
Алексей Любовецкий,
г.Ногинск, Московская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *