Неисповедимы пути Господни

«Один мой знакомый отбывал срок наказания за совершенное преступление. Преступление было из разряда особо тяжких, и поэтому срок был немалый. Никакой речи об амнистии или условно-досрочном освобождении не могло идти. Времени у него было достаточно, чтобы сделать выводы…

Жизнь в стране менялась: восстанавливались храмы и монастыри, строились новые.
Священнослужители пришли в тюрьмы и колонии. Господь коснулся сердца и моего знакомого. Он принимал участие в благоустройстве молельной комнаты, потом храма колонии. Шли годы, но они уже не были вычеркнутыми из жизни моего знакомого. Он искренне исповедовался, с верою причащался. Жизнь для него обрела новый смысл. Наладились добрые отношения с родными и близкими. Да и в российском уголовном праве произошли изменения: «открыли» все статьи УК, т.е. теперь каждый осужденный мог освободиться условно-досрочно.

Это я все узнавал из его писем. А дальше произошло вот что. 11 августа 1996 года перед вечерней пятичасовой проверкой его вызвали на вахту. Он очень этому удивился, так как в это время обычно вызывали нарушителей режима для того, чтобы посадить в изолятор. На вахте находились замполит, начальник спецчасти, начальник отряда и контролеры. «Вызывали?» — спросил мой знакомый. — «Да!» — ответил замполит. — «Вот тебе бабушка прислала 2 миллиона рублей». — «Мама родная, какая бабушка?! Нет у меня никакой бабушки, они все давно умерли!» — сказал мой знакомый. Начальник спецчасти подозвал его и попросил расписаться, а потом вручил ему заказное письмо. «Свободен», — сказал ему начальник отряда. В полном недоумении мой знакомый пришел к себе в отряд и открыл конверт. Там находилась двухсотрублевая облигация, на которой была надпись — «Государственный Внутренний 4 1/2% Выигрышный Заем 1917 года. Выпущенный на основании постановления
Временного Правительства от 11 августа 1917 года».

На обратной стороне облигации ручкой были написаны полностью его инициалы и его номер отряда и цифра «10». Он стал рассматривать конверт: печать почты отправления была смазана и ничего нельзя было разобрать, а печать почты получателя была четкой — на ней стояла дата 14.04.96. В этот день была Пасха. Тогда он еще больше изумился, так как осужденным запрещается иметь при себе какие-либо документы или ценности. Они до освобождения хранятся в спецчасти. И другое: почему ему эту древнюю облигацию не отдали в апреле, раз все равно отдали 11 августа?

Прошло еще несколько месяцев. Его вызывает начальник отряда и говорит, что будет предоставлять моего знакомого на условно-досрочное освобождение, пусть он пишет домой и ему вышлют нужные документы. И поверите ли — суд постановил освободить его условно-досрочно! Через несколько дней мой знакомый покинул лагерь. По не зависящим от него причинам на свободу он вышел около пяти часов вечера. Вдохнул полной грудью свежий воздух свободы, достал справку об освобождении и прочитал: «Освобожден 11 августа 1997 года».

Воистину, неисповедимы пути Господни».

Игорь Ермаков,
Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *