Боль души

Вы испытываете серьезные трудности в жизни, чрезмерно раздражены, мучаетесь унынием, обидчивостью, резкими перепадами настроения, а также всевозможными гуляющими по всему телу болями? Что ж, утешайтесь хотя бы тем, что вы — вполне современный человек. Потому что все перечисленные признаки являются классическими симптомами того или иного невроза — самой крупной медицинской проблемы ХХ века, которую человечество прихватило с собой в следующее тысячелетие.

Не только панацеи, но даже каких-либо пилюль, пусть в малой степени, но стабильно облегчающих муки невротика, современная медицина так и не изобрела. А невротиком или, того хуже, натуральным психом, сегодня даже в самых «спокойных» странах является каждый второй-третий гражданин.

Так что это — какое-то особое проклятие Свыше современному человеку за все его немалые грехи? Или действительно, как уверяют доктора, следствие избыточной информации и стрессов? Кто сказал, что в эпоху правления Нерона или в период монгольского ига на Руси у людей стрессов было меньше, чем у нас с вами? Не исключено, что даже больше! Тем не менее именно в нашем веке и встала во весь рост проблема неврозов. Наши прабабки и прадеды «нервами» почему-то не мучились, а истерию считали не клинической патологией, как мы, а следствием дурного воспитания… В этой связи есть смысл проверить, не ускользнуло ли из современной медицины нечто такое, что присутствовало и в числе методов невропатологов и психотерапевтов в прошлые века?

Парадокс заключается в том, что, когда у человека болит душа, он, как правило, всегда знает, что болит именно она, даже если не верит в ее существование, пытаясь лечиться пилюлями. Вот это и есть тот самый момент, который начисто ускользнул из современной медицины, по-прежнему ориентированной сугубо материалистически. Ускользнул вместе с термином «душевные болезни», которым пользовались врачеватели прошлых столетий. И если кто-нибудь думает, что сто или двести, а то и гораздо больше лет назад люди не страдали неврозами и психозами, то жестоко заблуждается. Страдали! Но в отличие от нас умели от них излечиваться. И лечение это было непосредственным лечением именно души, а не тела, следовательно, связанным с религией. В чем же оно заключалось? И почему так тесно связано именно с верой в Бога?

Потому что говорить о терапии души с человеком, не верящим в ее существование, бессмысленно. И потому, что душа — та часть человеческого существа, которая действительно способна на близость к Богу. А как показывает опыт наших предков, только Бог способен исправить и даже вовсе переменить наше душевное состояние — одновременно избавив от невроза любой степени и качества. Естественно, при условии, что сам больной искренне и глубоко верит в такую возможность, просит об исцелении. Каким образом делали это наши прадеды, мы скажем позже. А сейчас немного о самих неврозах.

Первые упоминания о них встречаются в древнейших источниках письменности: в папирусе из Кахун (около 1900 г. до нашей эры) и Эберса (1700 г. до нашей эры). Это — очень детальное описание болезненных состояний женщин, напоминающее клинику истерического невроза. Если же иметь в виду более близкое к нам время, то сам термин «невроз» в 1776 году ввел голландский врач У.Куллен. Но окончательная классификация неврозов сделана в ХХ веке русскими докторами, включая знаменитого Павлова — человека глубоко верующего. Именно Павлов в ряде книг и статей, категорически запрещенных в советские времена, подчеркивал, что любой невроз является исключительно душевным, а не физическим заболеванием. И очень конкретно и определенно писал о самой душе: «Когда тело перестает жить, все чувства и мысли человека, как бы оторвавшись от мозговых клеток, уже умерших, в силу общего закона о том, что ничто: ни энергия, ни материя не исчезают бесследно, и составляют душу, ту бессмертную душу, которую исповедует христианская вера».

И.П.Павлов выделял три типа неврозов: неврастению, невроз навязчивых состояний и истерию. И в качестве их причин уверенно называл ту или иную степень поврежденности души неверием в Бога, вообще принципиальным атеизмом. Причем от того, в каком именно, грубо говоря, месте повреждена душа, какие именно ее качества оставляют желать лучшего, и зависит форма невроза, которым страдает больной.

Возьмем неврастению, повышенную нервную слабость — вплоть до полного истощения душевных сил.
Основные черты: вспыльчивость, раздражительность (неврастеник заводится, по меткому определению, «с полоборота») или, если больной гипотоник, — повышенная утомляемость и плаксивость, постоянные жалобы на жизнь. Но вот что интересно: подобное состояние направлено исключительно на окружающих, а ни в коем случае не на себя самого. Легко впадая в ярость по поводу чужих ошибок и несовершенств, своих собственных неврастеник никогда не видит. Следовательно, причиной неврастении любой степени являются такие грехи, как гордыня и тщеславие. Как сказал по этому поводу священник Александр Ельчанинов:
«Самый главный неврастеник — дьявол»… Ибо известно, что именно гордыня довела до падения врага рода человеческого. Помимо тех рекомендаций, которыми пользовались, и очень результативно, наши предки и которые будут приведены в конце, врачеватели прошлого века давали пациентам и чисто психотерапевтические советы: никогда не торопиться, чтобы было время для самоконтроля, хотя бы попытаться отучить себя повышать голос вообще и прекословить окружающим при каждом удобном случае, даже если очень хочется. Стоит почаще напоминать себе о том, насколько коротка и временна наша земная жизнь — следовательно, расстройство по ее поводу имеет мало смысла, во всяком случае смысл этот очень сильно ограничен. Не проще ли принимать все случающееся, тем более уже случившееся, как факт, не теряя времени на бесполезные эмоции?..

В качестве причины более тяжелого невроза — невроза навязчивых состояний — И.П.Павлов называл страх. Навязчивыми могут быть, помимо страха в чистом виде, мысли, воспоминания, действия. Иногда страх проявляется только при определенной ситуации: боязнь высоты, колющих предметов, замкнутых пространств. Знаменитый ученый указывал, что в принципе страх присущ природе падшего человека и глубоко биологичен. В естественных случаях это — прекрасный защитный механизм, генетически заложенный в человека Богом, чтобы уберечь от реальных опасностей.

Но страх невротический тем и характерен, что с реальностью никак не связан. Он всегда воображаемый. Больной в собственном воображении создает опасную ситуацию — например, мысленно представляет, как срывается и падает в пропасть, как у него ни с того ни с сего останавливается сердце или стены вокруг него, как в прочитанном когда-то страшном рассказе, начинают сдвигаться… А вдруг?.. И — пошло-поехало, фобия готова!

Согласитесь, очень трудно спорить со Священным Писанием, называющим в числе наших душевных изъянов и даже грехов склонность к излишнему фантазированию, которая и приводит в результате к неврозам навязчивых состояний! И, как ни странно, за этой склонностью вновь стоит грех тщеславия.
Скажем, кому-то предстоит присутствовать и даже выступать на важном мероприятии. «Оскоромиться» на глазах людей человек не может позволить себе категорически, потому что для него слишком важно, чтобы все думали о нем только хорошо, восхищались его умом, чувством слова, юмора и т.д. При этих условиях и начнется работа воображения: «прогон» грядущего мероприятия и своего поведения, главное — возможных «проколов»… Тут-то и возникнет это классическое «А вдруг?!» И если тщеславие в душе ярко выражено, пресловутое «А вдруг» непременно зацепится в голове за его крючок и станет навязчивой мыслью, идеей, состоянием. Наконец, есть вероятность, что подобное состояние и впрямь реализуется, когда дело дойдет до упомянутого мероприятия… Способ борьбы здесь один: при любой вспышке болезненного воображения останавливать себя немедленно. Это возможно в самом начале — например, за счет переключения на другую мысль.

Особое место среди неврозов занимает истерия. Ее основная черта — неустойчивость настроения, обусловленная стремлением жить по особым правилам, то есть не как все остальные… Конечно же и ребенку ясно, что всякий, требующий для себя льготных условий, не имея при этом никаких оснований, страдает вновь «матерью всех грехов» — гордыней… Но у классических истероидов свойственный гордым людям эгоизм еще и удивительным образом уживается с детской наивностью. Решительно все истероиды — инфантильны. И подобно испорченным детям, лживы, склонны к актерству, плаксивости, стремятся быть в центре внимания и казаться более значительной личностью, чем являются на самом деле. Все это порождает и соответствующие физические ощущения: ощущение «комка в горле», нарушения сна, самые разнообразные спазмы и «гуляющие» боли, продиагностировать которые не в силах ни один врач.

С точки зрения религии это заболевание, за которым стоит целый комплекс душевных изъянов — от тщеславия до эгоизма, есть не что иное, как полное расщепление душевной энергии, от которой начинают страдать мышление, чувства и воля — все три составляющих личности. Именно истерическим больным в первую очередь необходимо приобщение не только к духовной жизни, но и к церкви. В крайнем случае — полная смена среды обитания, окружения. И это — единственное условие, при котором с помощью окружающих и при вынужденной необходимости приспосабливаться в новых обстоятельствах возможен шаг к восстановлению себя, своей души…

Ну а что же наши предки? Разве у них была возможность получить хотя бы частично подобную консультацию по части неврозов и как именно следует от них избавляться? Нет, конечно. Зато у них было самое важное условие излечения — вера в Бога. А вместе с ней и еще не утерянная тогда, очень древняя (почти ровесница самого христианства!) молитва, которую любой верующий, обнаруживший в себе первые признаки нервного расстройства, начинал читать ежевечерне и читал в течение сорока дней.
Трудно судить о том, до какой степени она может помочь современному человеку, а вот его предкам даже в прошлом веке, прослывшем отцом атеизма, помогала безусловно.

«Господи Боже мой! 
Удостой меня быть орудием мира Твоего:
чтобы я вносил любовь туда, 
где ненависть,
чтобы я прощал, где обижают,
чтобы я соединял, где есть ссора,
чтобы я говорил правду, 
где господствует заблуждение,
чтобы я воздвигал веру, 
где давит сомнение,
чтобы я возбуждал надежду, 
где мучает отчаяние,
чтобы я вносил свет во тьму,
чтобы я возбуждал радость, 
где горе живет.
Господи Боже мой, удостой:
не чтобы меня утешали, 
но чтобы я утешал,
не чтобы меня понимали, 
но чтобы я других понимал,
не чтобы меня любили, 
но чтобы я других любил.
Ибо кто дает — тот получает,
кто забывает себя — тот обретает,
кто прощает — тому простится,
кто умирает — тот просыпается 
в вечной жизни».

Подготовила 
Карина КАРЕВА

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *