Мир не без добрых людей

«Родилась и росла я в деревне. Отец наш погиб на фронте в 41-м. Осталась наша мама одна с пятью детьми. Двое уже работали учениками на фабрике, поэтому дома жили я с матерью, старший брат, пришедший из армии, да младший, еще учившийся в школе. Старший брат работал шофером, все время был в поездках, иногда домой не приезжал по несколько дней. Мать в военные годы сильно подорвалась на колхозной работе и в 48 лет померла.

У меня не было еще никакой специальности, из одежды — два ситцевых платья, резиновые сапоги да старая телогрейка. Денег в колхозе не давали ни копейки, работали за трудодни, на них давали зерна ровно столько, чтобы не умереть с голоду.

Я часто плакала, думая, как мне жить, куда деваться. В город ехать — паспорт не давали ни в какую. В то время в деревне было как при крепостном праве. Старшее поколение помнит это, а молодежь уже и не знает. И вот однажды ко мне пришла во сне моя мама. Собирает мне в дорогу узелок (сумок, чемоданов у нас не имелось) и говорит: «Скоро ты будешь устраиваться на работу. Тебе предложат работу в нескольких местах, но ты иди в село Зониху». Я ей возражаю, мол, туда я не хочу. А она говорит: «Только туда».

Как она предрекла, так и вышло. Моя подруга детства, жившая в детском доме, работала на производстве и упросила свое начальство, чтобы меня взяли без паспорта к ним на работу. И меня взяли! Предложили три места работы — в трех селах. Помня сон, я выбрала Зониху.

Когда я набралась опыта, меня начальство направило на учебу. Пришел вызов. А паспорта-то нет. Пошла я просить паспорт. Говорят: давай справку из колхоза. А я знаю, что мне там ее ни за что не дадут. Значит, вызов и все мое будущее пропадут. Я закрыла лицо руками, плачу навзрыд. Вышла из милиции в районном центре. Иду по улице и плачу.

Вернулась домой, до ночи проревела и заснула. Ночью снова является мне мама и говорит: «Завтра возвращайся в райцентр и иди в милицию». — «Я уж там была, что толку!» — отвечаю ей. «Делай, как сказала!» — сердито прикрикнула она и даже ногой топнула. Потом помягчала, улыбнулась: «Все будет хорошо, доченька…» — перекрестила меня и исчезла.

Послушалась, поехала снова в райцентр. Хочется верить в сон, а не верится — иду и опять реву. Вдруг навстречу, откуда ни возьмись, пожилой милиционер, мамин старый знакомый. Расспросил меня, что да как. Устроил ночевать в Доме колхозника, а наутро к 9.00 велел прийти в отделение — он, оказывается, в тот день дежурил.

На второй день мне выдали паспорт, и я поехала на учебу. Жизнь моя наладилась. Век буду благодарна маме и Силам Небесным, что позволили ей мою судьбу устроить».

Степанида Фуфачёва,
Кировская обл., с. Кстинино

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *