На языке телепатии

Могут ли люди и животные понимать друг друга без слов?

Английского путешественника Тони Вейна привело в Африку желание разобраться в местных разновидностях колдовства — ньянга, джу-джу, гри-гри и т.д. Много навидался Вейн, но, надо быть честным, наряду с откровенными шарлатанами познакомился он и с настоящими мастерами колдовского дела. Были среди них и те, кто обладал магической властью над животными…

Стражи ночи

Первое знакомство состоялось неподалеку от конголезского городка Чинкаса. До деревни Тукуль Оботе, где жил колдун, добрались поздно вечером, рассчитывая там и переночевать. Тукуль Оботе состоял из нескольких приземистых хижин с коническими крышами, в свете луны похожих на обнесенные изгородью гигантские термитники. Почти вплотную к ним подступал колючий кустарник, скорее всего, специально посаженный хозяином вместо изгороди. Поэтому Вейн остановился на дороге метрах в пятидесяти от жилища, послал своего проводника Пао Волде известить хозяина, а сам присел на лежавший у обочины большой камень.

Минут через пять в кустах мелькнули зеленые огоньки. Вглядевшись, Тони увидел, как из сплетения ветвей показалась круглая морда со стоячими ушами. Потом другая, еще одна и еще несколько. Это были гиены.
Страха Тони не испытывал, поскольку знал, что они никогда не нападают на человека, тем более вблизи жилья. Но эти гиены повели себя весьма странно: бесшумно выплывали из темноты и обступали его живым полукругом. Между тем из кустов появлялись все новые звери, и вскоре их набралось уже не меньше трех десятков. Вейн не на шутку испугался и хотел что было мочи позвать на помощь…

Однако произошло нечто неожиданное. Сначала гиены замерли. Потом по их телам пробежала дрожь.
После этого, не издав ни единого звука, они исчезли в кустах.

Не успел англичанин прийти в себя, как со стороны деревни засветил луч электрического фонаря. Когда свет приблизился, Тони разглядел, что фонарь нес высокий африканец, за которым семенил проводник Пао Волде. Колдун (это был он) остановился в двух шагах от Вейна и направил на него луч фонаря.

— Вам нечего бояться. Непрошеный гость может быть опасным. Поэтому я приказываю гиенам задержать его, пока не удостоверюсь, кто и зачем пожаловал ко мне. Если все в порядке, отзываю их.

— Вы хотите сказать, что выдрессировали всю эту свору?

— Вовсе нет. Просто они мои друзья и поэтому делают то, о чем я подумаю.

В способности людей подчинять своей воле опасных животных Вейн убеждался не раз. Так, в Габоне он пытался выяснить у заклинателя змей, как ему удается управлять ядовитыми рептилиями, повиновавшимися флейте. Секрет этого трюка Тони был неизвестен, но он знал, что змеи лишены органов слуха и поэтому игра на флейте тут ни при чем.

— Я дам 100 франков, если ты откроешь мне тайну фокуса, — пообещал Вейн.

— Пусть бвана возьмет любую из змей, и она его не укусит. Если бвана боится моих младших братьев, он может попробовать то же самое со старшим. Он совершенно безобиден, — с этими словами африканец извлек из плетеной корзины трехметрового удава и протянул англичанину.

Как только Вейн сказал, что согласен, африканец обвил змею вокруг его шеи. Тони хотел было сбросить с себя холодного гада, но не успел. Кольца змеи начали сжиматься — сначала слабо, потом все сильнее. К лицу Вейна прилила кровь, в висках застучало. От страха он чуть не потерял сознание, но в следующую секунду змея ослабила свои кольца, а через минуту уже свисала с его плеч безжизненным канатом.

— Теперь ты убедился, что мои братья слушаются меня, — сказал заклинатель Вейну, протягивая руку за обещанным гонораром.

Еще совсем недавно мало кто поверил бы английскому путешественнику. Слишком уж описанные им случаи похожи на истории барона Мюнхаузена, чтобы быть правдой. Как утверждают ученые-ортодоксы, дикие звери и пресмыкающиеся, не поддающиеся дрессировке, не могут выполнять мысленные приказы человека, даже если это африканский колдун. Однако сейчас отношение к возможности телепатической связи человека с животным изменилось: она не отрицается столь уж категорически, поскольку есть факты, которые иначе объяснить невозможно.

Свидетель — слон

В воспоминаниях бывшего чиновника британской колониальной администрации в Кении Рея Грисби есть такой прелюбопытнейший эпизод.

В национальном парке на своей ферме была зверски убита семья егеря: сам он, его жена и трое маленьких детей. Полиция подозревала, что это страшное преступление совершили промышлявшие слоновыми бивнями браконьеры, с которыми егерь вел беспощадную войну. Однако, несмотря на все усилия, выйти на след виновников трагедии ей не удалось.

Совершенно неожиданно в полицейский участок явился старший, 14-летний сын егеря, утверждавший, что знает, кто убил его семью. Полицейские отнеслись к этому заявлению недоверчиво. Ведь во время бойни на ферме мальчик гостил у родственников в отдаленной деревне за границей национального парка. Поэтому о происшедшем узнал только через неделю, и, хотя он сразу же поспешил домой, представлялось маловероятным, чтобы подростку удалось обнаружить какие-то улики, ускользнувшие от внимания полицейских.

Тем не менее мальчик продолжал настаивать на своем. Он подробно описал внешность трех мужчин — двух белых и одного африканца, которые расправились с его близкими, а также сообщил кое-какие подробности того, что случилось на ферме. По приметам, указанным им, полицейские вскоре задержали местного проводника, сразу признавшегося, что он показал дорогу на ферму двум приезжим белолицым, якобы хотевшим нанять егеря для экскурсии по национальному парку. Правда, о самом преступлении проводник рассказать ничего не мог или не хотел.

После этого в Найроби были арестованы два европейца, ранее служившие во французском Иностранном легионе, а теперь, по данным полиции, занимавшиеся контрабандой слоновой кости. Они были настолько изумлены, когда следователь привел подробности бойни на ферме, что не стали запираться и во всем признались. По их словам, они хотели договориться с егерем, чтобы тот беспрепятственно пропустил большую партию слоновых бивней, добытых и спрятанных браконьерами. А когда он отказался, им пришлось «убрать» и его, и всех свидетелей.

Полицейские не стали расследовать, каким образом сын егеря узнал столь важные сведения. Сам он утверждал, что ему обо всем «рассказал» ручной слоненок Джамбо, живший на ферме и видевший кровавую драму. Они посчитали ссылку на какого-то слоненка полной чепухой: несмотря на весь свой ум, слоны говорить не могут. На самом деле, думали полицейские, с подростком поделился сведениями кто-то из местных жителей, случайно оказавшийся на месте преступления и побоявшийся обратиться в полицию из опасения мести со стороны браконьеров.

Однако Рей Грисби, заинтересовавшийся этим случаем, несколько раз беседовал с мальчиком, пытаясь найти противоречия в его необычном повествовании. Но тот упорно повторял, что, когда вернулся на ферму, где в одиночестве горевал слоненок, тот бросился к нему и «обнял своим хоботом». «Я очень сильно плакал, и Джамбо, чтобы утешить меня, рассказал, кто это сделал, чтобы их нашли и наказали», — вот все, что удалось узнать у подростка британскому чиновнику.

Грисби пишет, что не представляет, каким образом слон мог сообщить столь подробные сведения человеку. Вместе с тем он убежден, что сын егеря говорил правду, хотя и не сумел описать словами то, что произошло. По мнению Грисби, это еще одна тайна, которыми полна Африка.

Между тем ее разгадка может быть проста: в определенных ситуациях человек способен воспринимать зрительные образы, возникающие в мозгу животного. Очевидно, одно из необходимых условий для такого бессловесного общения — это сильное эмоциональное воздействие каких-то событий на четвероногого телепата. И наоборот: чем ярче «картинки»-приказы в сознании человека, тем вероятнее, что они будут восприняты мозгом животного.

Для слоненка, выросшего на ферме и любившего ее обитателей, их зверское убийство стало шоком и, как говорится, врезалось в память, которой и так славятся его сородичи. Эти «картинки» телепатически передались сыну егеря, когда тот, плача, приник к Джамбо.

Доказывает история и физика

А теперь обратимся к историческому опыту, нашедшему отражение в том, что принято называть фольклором. Начнем с того, что, согласно библейской легенде, до своего грехопадения и изгнания из рая, человек жил в гармонии с тварями божьими, то есть животными, единым сообществом, члены которого говорили на одном языке. В книге «Нового Завета» от Марка говорится, что после крещения Дух повел Иисуса Христа в пустыню, где тот провел сорок дней со зверями. В Среднем Египте повседневно общался со львом святой Антоний. На Руси — с медведем святой Сергий Радонежский. Наконец, считается, что особо просветленные индийские йоги не только понимают язык животных, но и говорят с ними.

Во всех случаях речь идет об общении, то есть взаимном, двустороннем обмене информацией. Для этого нужно какое-то понятное и людям, и животным средство общения. В сказках, легендах, преданиях говорится о едином языке. Но если понимать под ним систему знаков, не важно каких — звуковых, зрительных, тактильных, одорологических, — то в силу неибежных анатомических ограничений у животных она не может быть достаточно полной, чтобы передавать сведения о происходящем в окружающем мире.

А вот зрительные образы, посылаемые собеседниками друг другу, прекрасно подходят для этого. Такой взаимный обмен «картинками» без слов между человеком и животным вполне можно назвать «разговором», как это делается в сказках и преданиях. Возможно, их безымянные авторы не знали механизм данного сложного процесса, а только описывали его очевидный результат: человек и животное сообщали что-то друг другу, а значит, «говорили»! На самом же деле между ними имело место телепатическое общение.

Что касается физического канала связи, то в настоящее время целый ряд исследователей считает, что он есть. Это — так называемые продольные электромагнитные волны (ПЭМВ). Согласно данной гипотезе именно эти волны, распространяющиеся на огромное расстояние и проникающие через любые предметы, даже металлические, делают возможным телепатию, дальновидение, целительство на значительном удалении от больного и целый ряд других экстрасенсорных явлений.

Следовательно, есть все основания полагать, что помимо пяти органов чувств — каналов восприятия внешней среды — у человека и животных имеется еще и канал биоинформационной связи, который обслуживают ПЭМВ. Таким образом, главный аргумент против возможности мысленного общения человека с животным отпадает.

 
Сергей ДЁМКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *