Хранимая Богом

Многие военные ветры прошумели над Россией. Но Всевышний еще не отвернулся от нее.

На протяжении всей своей истории Россия столько раз успела побывать на грани уничтожения как государство, а ее население как народность, что, вчитываясь даже в скупые факты и даты переломных событий ее судьбы, невольно говоришь: спасена чудом… Но о ком бы ни шла речь — простом любителе исторических хроник или профессиональном историке, — среди произносящих эти слова найдется совсем немного людей, знающих, насколько они соответствуют действительности.

Между тем в истории нашего отечества документально зафиксированы факты, свидетельствующие о том, что по меньшей мере несколько раз Россия действительно сохранилась как государство, а народ ее не был уничтожен исключительно благодаря настоящему чуду, дарованному Свыше.

Одно из самых первых таких свидетельств относится к периоду монголо-татарского ига, к 1420-м годам.
Несмотря на то что официально освобождением русского народа от гнета Золотой Орды считается 1480 год, указанный во всех энциклопедиях, историки уверенно смещают эту дату на целый век вверх, датируя ее по Куликовской битве, 1380 годом. Однако в 20-х годах XV столетия русская история едва вновь не переломилась в совсем другую сторону, а Золотая Орда едва не превратила ее народ во второй раз в рабов.
Монгольским ханам понадобилось более 40 лет, чтобы восстановить свой военный потенциал, численность и силу своего войска с тем, чтобы двинуться на Киев для решительной битвы за русскую столицу.

Прекрасно вооруженное ханское войско численно превосходило русское почти в шесть раз! Орде удалось подойти к Киеву под покровом ночи практически неожиданно, окружить его с трех сторон, готовясь к решительной битве, начать которую планировалось с первыми лучами рассвета. Войско киевлян это известие застало врасплох: поздно было посылать гонцов с просьбой о помощи в соседние города и княжества. Надеяться оставалось только на Бога…

В три часа пополуночи над Киевом поплыл колокольный звон, вперемежку с ударами набата. В спешном порядке собирали воеводы свое войско, чтобы к рассвету вывести его за пределы города. В храмах начались службы о спасении Святой Руси, и с первыми лучами солнца русское войско в боевом порядке было выстроено напротив ханского в ожидании великой битвы: горсточка против бесчисленной тьмы Орды.
Впереди — икона Богоматери…

Далее — приведем свидетельства монгольских хроник, в деталях сохранивших все последовавшие события.

…Хан проснулся в своем роскошном шелковом шатре, установленном на вершине одного из приднепровских холмов, на рассвете, в самом прекрасном расположении духа. В победе он не сомневался, поскольку великолепно знал все возможности противника, а точнее — их отсутствие по сравнению с потенциалом Орды. Именно в этом настроении он и вышел, дабы встретить рассвет, суливший победу, из своего шитого золотом шатра. Вышел, глянул в сторону града, который намеревался взять молниеносно, и — обмер… Перед взором потрясенного хана открылось поистине бесчисленное войско русичей, сплошь покрывавшее все киевские холмы и подступы и уходившее — в небеса! Но из кого же оно состояло? Помимо грозных неведомых рыцарей со сверкающими мечами, как свидетельствуют хроники, это были «крылатые люди», также вооруженные мечами, а над всем этим — «Мать русского Бога»… Именно такими словами обозначена в исторических документах, дошедших до нас, Богоматерь,

Необходимо сказать, что все это было увидено не только ханом, но и его войском. Что касается защитников
Киева, для них еще долго оставалось загадкой то, что произошло на рассвете: без всяких видимых причин их враги со всей своей численностью внезапно снялись с места и поспешно кинулись прочь… Битва завершилась, так и не начавшись. Более того, именно с этого момента есть реальные основания говорить о том, что вплоть до начала 80-х годов XV века русские только добивали остатки Золотой Орды, окончательно изгоняя их с территории Святой Руси.

Перенесемся теперь на пять столетий вперед — в многострадальный ХХ век, в его роковые сороковые. В частности, в страшные зимние месяцы 1942-43 годов, когда армия Паулюса находится уже на самых подступах к Сталинграду. Много недель подряд длится изматывающая битва за город, исход которой должен переломить всю Великую Отечественную войну. Солдаты Паулюса полны веры в победу, защитники города вымотаны, несут ежедневно огромные потери и удерживают Сталинград из последних сил…

А вот что происходит в этот момент в Москве.

На прием к Сталину настойчиво просится Патриарх: в течение нескольких недель он неуклонно пытается добиться встречи с генералиссимусом. И наконец Сталин принимает его. Более того, к величайшему потрясению партийного окружения, выполняет его просьбу и позволяет доставить на передовую линию фронта, к Сталинграду, чудотворную икону Владимирской Богоматери и отслужить прямо там, на передовой, молебен…

Все это было претворено в жизнь в самом конце января 1943 года, по всей линии обороны Сталинграда отправлялись молебны и провезена чудотворная Владимирская. 31 января началась последняя, решающая битва за Сталинград, завершившаяся 2 февраля пленением 91 тысячи немецких солдат во главе с Паулюсом — всего, что к тому моменту осталось от 22 фашистских дивизий, брошенных на взятие города. А теперь — одно, но необычайно важное свидетельство бывшего гитлеровского солдата, участника Сталинградской битвы, ставшей началом поражения фашистов. 80-летний Герих фон Штраух опубликовал его в берлинском журнале «Штайн» около трех лет назад.

«…Сам я увидел это в последнюю секунду перед сражением и наблюдал в течение нескольких мгновений. Вначале я услышал, как из соседнего окопа выкрикивали наши непонятную фразу: «Русская Богоматерь! Русская Богоматерь!..» И не сразу догадался, куда надо смотреть. Уже немного времени спустя посмотрел вверх и обмер: со стороны русских, в небе, возник образ Богоматери — во весь рост… Многие тогда поняли, что сражение нами будет проиграно, но все-таки никто не думал, что это будет разгром…»

Поразительно, что слова хана, возглавляющего Золотую Орду, прозвучавшие за пятьсот лет до Сталинградской битвы, по смыслу практически совпадают с возгласами немецких солдат, которые приводит фон Штраух: «Мать русского Бога» и «Русская Богоматерь».

О том, что Россия находится под особым Покровом Богородицы, свидетельствуют не только факты, касающиеся переломных моментов ее истории. Удивительные факты чудесных явлений в военные годы — как на фронте, так и в тылу — приводят и отдельные участники войн, включая ветеранов ВОВ.

Для юного Владимира Н. война началась за баранкой грузовика в прифронтовой полосе. Позже будет и фронт, и участие в боях за Варшаву, Прагу, наконец, Берлин. А пока в конце июля 1941 года он должен участвовать в эвакуации детского дома, расположенного в маленьком белорусском городке. Уже идут ежедневные жесточайшие бомбежки, от небольшой станции, связывающей городок с Центральной
Россией, не осталось следа в первые же дни войны. Детей эвакуируют на трех огромных грузовиках.
Продвигаться на восток грузовики могут только ночью: днем бомбят. Единственное, что остается, — с первыми лучами рассвета загонять машины в чащу леса, под укрытие ветвей, благо леса в Белоруссии густые, тем более в конце июля. Так они и поступали.

Шла третья ночь этого трудного пути. Знакомые водителям места закончились еще накануне, карта, по которой они сверялись, конечно, имелась, но местность оказалась, как выражаются географы, пересеченная. Очень часто стали попадаться глубокие овраги и топкие болота.

Водители всех трех грузовиков были молодыми ребятами, вчерашними школьниками. Поэтому ничего удивительного в том, что в итоге их караван сбился глубокой ночью с дороги, не было. Продвижение вперед становилось все более затруднительным, все больше рытвин попадалось на пути, ветви деревьев все чаще закрывали ветровое стекло.

Наконец передний грузовик выбрался на более-менее широкую и ровную дорогу, и все — водители и пассажиры облегченно перевели дыхание… Именно в этот момент вдруг резко затормозила и встала первая машина, за рулем которой как раз и находился Владимир вместе со своим напарником, самым пожилым в составе эвакуаторов.

Вот что пишет он сам о причинах, заставивших его затормозить.

«Только-только мы перевели дыхание, насилу выбравшись в темноте из чащобы, как вдруг в свете фар, прямо перед капотом возникла женщина с раскинутыми в стороны руками… Мы с Иванычем враз ахнули, ударил я по тормозам и, прости меня Господи, ругнулся… Ведь еще бы секунда — и переехали мы эту, как тогда выразились, «дурную бабу»… Ну, выскочили, значит, мы с Иванычем, можно сказать, одновременно, открыли рты, чтобы на нее разораться, а на дороге — никого… Пусто! Переглянулись: не могло же нам обоим одно и то же просто привидеться? Не пожалели времени, пошарили в соседних кустах, хотя у нее и времени-то не было туда отскочить — так все молниеносно произошло. Нету!.. Ну, тут остальные две машины подтягиваются, тормозить стали, ребята ругаться начали, когда поняли, что у нас не поломка, а встали неясно почему.

Словом, вернулись мы в кабину и двинули дальше. Дорога еще улучшилась, впереди, правда, снова лес возник, но не густой — скорее, высокие кусты. В самый раз по такому месту ночью ехать, днем нельзя, слишком все открыто. Конечно, прибавили мы скорости и только до кустов этих доехали, как та женщина опять возникла перед капотом: у меня в памяти даже не лицо ее осталось, а раскинутые руки, не пускающие нас вперед, и одежда белая… Тут уж я и вовсе чудом успел тормознуть и в мгновение ока из кабины пулей: я не я, думаю, буду, а поймаю ее! И снова пусто! Оборачиваюсь, а Иваныч мой с лица спал, только пальцем вперед тычет.

Проследил я, куда он мне показывает, и сам обмер: передние колеса моего грузовика — из-за кустов-то этих не видно было — над обрывом наполовину стоят… Получается, если бы не «женщина в белом», мы бы, а за нами и все остальные, уже на том свете находились… Когда рассвело, мы местность обследовали и убедились: обрыв метра четыре, наверное, а внизу — огромное болото…

Ну а тогда я просто дара речи лишился. А Иваныч, гляжу, на колени прямо в пыль упал и — крестится, крестится, крестится и что-то шепчет. И за мою спину вверх смотрит. Ну и я посмотрел. Небо тогда уже немного просветлело, и видно было на горизонте какую-то горушку, а на ее вершине — наша «Женщина в белом».

— Иваныч, — пришел я в себя, — что это было? Кто?!

Ну и он голос обрел. И ответил:

— Это, Володя, Матушка Пресвятая Богородица нам и детишкам жизнь спасла…

Вот с тех-то пор я и стал верующим человеком и всю войну, до самого Берлина, с молитвой прошел… Как видите, Бог миловал — без единой царапины…»

Война… И в нашу смутную эпоху история России кровоточит. И с нынешних войн очень часто люди возвращаются не только обстрелянными, с искалеченными душами и телами, но и в точности так же, как в прежние времена, — верующими. Так произошло, в частности, с моим соседом Кириллом, участвовавшим в первой Чеченской кампании. И вот, как рассказывает об этом он сам:

— Когда у меня матушка начала ходить в церковь, я над ней только подсмеивался, правда, по-доброму: стареешь, мол, мать! Она только улыбалась в ответ. К тому моменту, как меня призвали, я был типичным, как говорят верующие, «невером». И крестик, который мне надела на шею мать незадолго до отправки в Чечню, оставил исключительно из уважения к ней, от жалости. Понимал, что так ей за меня будет спокойнее. Вот он и повернул мою жизнь целиком и полностью. Я имею в виду не только в том смысле, что сохранил ее, но и по душе — тоже.

Рассказчик я плохой, поэтому скажу в двух словах. Возвращался я с водой от ближнего к нашему расположению колодца, когда в меня выстрелили. Я запомнил жуткую боль и — все, потому что потерял сознание. А когда в себя пришел, узнал вот что. Пуля бандита попала прямехонько в мой крестик, поэтому только ранение и оказалось не смертельным, а иначе бы пуля прошла в сердце… Руками моей матери меня спас от смерти Бог, как же мне в Него не верить?..

Подобных фактов и свидетельств можно приводить множество. Они разные и касаются самых разных людей, но смысл у них один. Как любили повторять наши предки — мы живы, пока Бог с нами. Пока трепещет над Россией под ветром всех ее эпох Покров Божьей Матери…

Мария ВЕТРОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *