За тысячелетие до Ноя

Какие древние народы внесли крупицы своих сокровенных знаний в величайшее из творений человечества — Книгу книг?

Связь библейских сказаний с многовековой мудростью Египта и Вавилона очевидна, но явно ощутимо и влияние в них каких-то иных высочайших цивилизаций, память о которых затерялась в лабиринтах тысячелетий… Каких именно? Намек содержится уже в первых главах «Бытия».

«И взял Фарра Авраама, сына своего, и Лота, сына Авраамова, внука своего, и Сару, невестку свою, жену Авраама, сына своего, и вышел с ними из Ура Халдейского…» (11:31). Род Авраама, коему
Господь, заключив с ним завет, изменил имя на Авраам, а прежде у него было другое, прослеживается от Сима, старшего сына Ноя, другими словами — от самых допотопных времен.

Очевидно, что, прежде чем сделаться избранником высшей воли, Авраам, как и его отец, и дед Нахор, и прадед Серух, поклонялся местным богам.

По описаниям древних географов, земля халдеев находилась около Персидского залива и граничила с Аравией, где-то на юге Вавилонских владений. Именно там и следовало искать тот самый заповедный Ур, который вплоть до 1922 года считался мифическим.

Честь открытия легендарного города, откуда вышел праотец евреев и арабов, принадлежит выдающемуся английскому археологу Леонарду Вулли. Раскопав курган, который местные бедуины называли Телл Аль-Мукайяром, он обнаружил руины дворцов, храмов и богатейшие царские захоронения. На цилиндрической печати, датируемой 2100 годом до нашей эры, удалось прочитать имя одного из царей Ура, доказав тем самым реальное существование родного города праотца Авраама.

И вот открытия, одно поразительнее другого, следовали за открытиями. И бесподобный по красоте золотой шлем царя Гудеа, и исполинское святилище — ступенчатый зиккурат, нижняя стена которого возвышалась почти на 17 метров, а верхняя башня — на 23 метра. Этажи из черного и красного обожженного кирпича венчал престол с золотым куполом, облицованный голубой глазурованной плиткой. Когда-то на террасах святилища благоухали чарующие висячие сады.

Не этот ли зиккурат послужил прообразом Вавилонской башни?

Столь же величественно выглядела и резиденция царя по имени Шульги. Даже самые обычные дома были снабжены системой канализации и водопроводом. Вода в многочисленные фонтаны поступала по асфальтированным желобам!

Удивительно: археологу Вулли удалось разжечь уголья, сохранившиеся в одном из очагов: «Мы смогли заново развести огонь, заставили заработать еще раз самую древнюю кухню в мире», — записал он в полевом дневнике.

Так мир узнал о величии затерянной в веках уникальной культуры.

А за полвека до Вулли видный французский лингвист Жюль Опперт, расшифровав клинописные таблички, вернул этой цивилизации, казалось бы, забытое имя. Вовсе не халдейским был Ур, а шумерским!

Между тем сама память о Шумере изгладилась тысячи лет назад. Ни в Библии, ни в вавилонских, ни в египетских памятниках нет и малейших упоминаний о народе, бесспорно заслужившем право именоваться «учителем человечества». Неизвестно, откуда пришли «черноголовые», как звучит в переводе само название людей, создавших первую в истории слоговую письменность, вместе с которой родилась и сама история. Родилась именно в Шумере!

Как неизвестно, откуда они пришли, так неизвестно, где и когда обрели уникальные знания, которые принесли в низовья междуречья Тигра и Евфрата за четыре тысячи лет до нашей эры. Обитавшие там народы переняли от них развитое скотоводство, искусство земледелия, металлургию. Шумеры превратили пески и болота в цветущие сады. Они первыми приручили обожествленного потом в Египте, Ассирии и Элладе быка — «золотого тельца» Библии и первыми научились выплавлять медь.
Об этом свидетельствуют такие слова, как «гуд» (бык) и «уруду» (медь), заимствованные многими языками мира. Отсюда же — древнерусское «говядо» и вполне современное «руда».

Расшифровав запечатленную на каменных цилиндрах и глиняных табличках шумерскую клинопись, ученым удалось установить, что первым городом, который захватили, но не разрушили неведомые пришельцы, был Эреду, расположенный на берегу пресноводной лагуны у Персидского залива.

«После того как царственность низошла с небес, Эреду стал местом царственности», — гласил Царский список, запечатлевший длинный перечень правителей. В нем значились названия допотопных столиц Шумера, принявших эстафету «царственности»: Бадтибира, Шуруппак, а также Урук, известный по Библии как Эрех (в русской транскрипции — Арех).

Но, пожалуй, самое интересное открытие преподнесли таблички, содержащие отчеты наместников. В них встречаются имена Фарры, отца Авраама, его деда Нахора, прадеда Серуха и даже прапрадеда Фалека. Похоже, речь идет не только о достославном роде, но о весьма могущественной династии вождей — номадов, возможно, царей. О том же свидетельствует и название города, куда привел свое семейство Фарра, — Харран. Оно явно созвучно с именем брата Авраама, умершего еще до ухода из Ура. Это — упомянутый в том же стихе (11:31) Аран, отец Лота.

Что же вынудило прямых потомков Ноя покинуть насиженные места?

«Боги оставили нас, как перелетные птицы. Дым покрывает наши города подобно савану», — записано на одной из шумерских таблиц, датируемой приблизительно XXI-XX веками до нашей эры. К этому времени относится вторжение в Междуречье диких аморейских племен и соседей из Элама. В период правления последних царей 3-й династии города Ура процветающее до того государство под названием Шумер и Аккад пришло в упадок, распавшись на несколько частей.

Объединить их вновь предстояло великому царю Хаммурапи, чьи знаменитые, высеченные на камне
законы перекликаются с заповедями, полученными Моисеем. Но это уже начало истории другой могучей империи, получившей у греков название Вавилонии.

Вряд ли было бы справедливым причислять род Авраама к шумерам. В период вынужденной эмиграции шумеры основательно перемешались с семитами, говорившими на аккадском языке. Они унаследовали их предания и пантеон их богов, коим присвоили уже свои имена. Но шумерский язык, существуя параллельно с аккадским, что, собственно, и позволило дешифровать найденные надписи, еще долго оставался языком мудрецов и священников вроде латыни в средневековой Европе.

Ближе всех к шумерскому времени стоит праведник Ной и его сын Сим, который «был ста лет, и родил Арфаксада через два года после потопа» (11:10). Собственно, с Арфаксада и берет начало новая — послепотопная раса людей. Все они отличались завидным долголетием.

Согласно Книге Бытия, от Сима до рождения Авраама прошло 2817 лет. Точность цифры весьма относительна, но понятно, что о Шумере за такой долгий срок не осталось даже воспоминаний… Зато слишком яркой оказалась память о потопе:

«И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых я сотворил… Ной же обрел благодать перед очами Господа» (6:7, 8).

«И сказал Господь Ною: войди ты и все семейство твое в ковчег… И всякого скота чистого возьми по семи мужеского пола и женского, а из скота нечистого по два…» (7:1, 2).
Потоп, «воды Ноя», были посланы Богом на землю и утопили, за исключением 8 душ, все погрязшее в грехах человечество.

«В шестисотый год жизни Ноевой… разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились;

И лился на землю дождь сорок дней и сорок ночей» (7:11, 121).

Вода, затоплявшая землю, «усиливалась» 150 дней и по прошествии точно такого же срока начала убывать. Прошло еще сорок дней, прежде чем Ной выпустил ворона, который отлетал от ковчега и возвращался обратно. Затем он выпустил голубя, но голубь «не нашел покоя для ног своих». Через семь дней его вновь пришлось отправить в полет, и лишь на этот раз птица вернулась с масличным листом в клюве. Это был знак, что вода сошла. И когда, промедлив еще семь дней, Ной опять послал крылатого разведчика, тот уже не вернулся. Плавание к горам Араратским продолжалось, таким образом, ровно год!

От столь древнего источника нельзя требовать арифметической точности, но сам факт гигантского наводнения в этой части мира не вызывает сомнений. Это установил в 1929 году тот же Вулли, обнаружив при раскопках Ура плотный слой ила в 2,4 метра толщиной, разделявший два культурных слоя: до потопный и после потопный.

В толще водных наносов не нашлось ни единого артефакта — предмета, сделанного рукой человека. Словно и впрямь земля на время обезлюдела!

Так миф обрел весьма реальные черты. А вскоре последовало и новое подтверждение. На раскопках священного города Ниппура нашли обломок таблицы из необожженной глины, на котором удалось прочесть описание потопа. Таблица датировалась XXI веком до нашей эры, когда Шумер уже практически не существовал. Значит, найденная запись принадлежала к более древнему тексту.

Сенсационное открытие 12 таблиц с шумерским эпосом «О Гильгамеше» давало основание говорить о прототипе Ноя по имени Зиусудра, сыне Убар-Туту.

«Человек из Шуруппака, сын Убар-Туту,
Разбери (свой) дом, построй корабль…
…На корабль загрузи семя живых существ».

Мотивы удивительно схожи. Решение низвести на людей небесные воды принадлежит совету богов, но бог Энки тайно предупреждает Зиусудру, или Утнапиштима, как его называли аккадцы. О том, что предупреждение было сделано втайне от других небожителей, свидетельствует шумерский текст:

«Встань у стены, слева от меня…
У стены я скажу тебе слово, внемли моему слову,
…потом зальет святилища,
Дабы уничтожить семя рода человеческого…

Таково решение и постановление собрания богов».

Обретший бессмертие Утнапиштим рассказал о потопе великому герою шумеро-аккадских сказаний Гильгамешу. Поначалу его причислили к одному из небесных божеств: в Лагаше был обнаружен посвященный ему храм. Тем сильнее поразило воображение археологов открытие записей, подтверждающих подлинное существование Гильгамеша! Он, «все видевший», искавший бессмертия или, на худой конец, посмертной славы, обрел и то и другое в благодарной памяти человечества.

Археологические находки с абсолютной достоверностью подтвердили, что Гильгамеш был пятым царем первой династии Урука. А это XXVII век до нашей эры! Значит, все связанные с его именем изображения и тексты не могли появиться ранее ХХVII-XXVI веков до нашей эры. Ореол божества ему присвоили уже на закате Шумера, при последних царях…

Как таблицы, содержащие сведения о потопе, так и эпос «О Гильгамеше» сообщают множество поразительных подробностей. Оказывается, корабль Зиусудры — Утнапиштима был сделан из дерева и просмолен — почти полная аналогия с описанием ковчега Ноя! Размеры, правда, существенно различаются: если библейский ковчег достигал 150 метров в длину и 25 в ширину, то шумерский был длиной в 970 и шириной в 338 метров. Такой «суперлайнер» мог вместить до 7000 всевозможных животных и запас пищи на целый год.

Характерно, что плавание его тоже закончилось возле одной из гор Арарата. И так же были выпущены птицы: ворон, голубь и ласточка. Примечательно, что по шумерскому варианту потоп длился семь дней и семь ночей. Его окончание было ознаменовано появлением солнца. В Библии Бог дал знать о сходе воды радугой.

Книга Бытия была записана около IX века до нашей эры. Почти две тысячи лет отделяют Зиусудру — Утнапиштима от Ноя. Но лишь благодаря Библии, уделившей рассказу о Великом потопе столь значительное место, эта блистательная, густо перемешанная с былью легенда вошла в золотой фонд всего человечества.

А вместе с ней и шумеры — наши учителя…

Еремей ПАРНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *