Одержимые бесом

Страшная история случилась буквально в двух шагах от меня, рядом с домом, в котором живу. И хотя пока она не достигла еще своего жуткого финала, значения это уже не имеет: окружающим остается только с ужасом наблюдать, как на их глазах гибнет совсем еще нестарый, 32-летний человек…


Сегодня он — типичный бомж, кормящийся на помойках в зимние месяцы и совсем неплохо зарабатывающий в летние — воровством. Ворует Саша не у ближних, а у государства: промышляет цветными металлами, которые затем тому же государству и сдает. Своим опытом «добычи» делится откровенно. Например, если у вас во всем доме и даже районе вдруг «полетели» телефоны, не исключено, что очередной народный умелец просто извлек из недр земли кусок телефонного кабеля, в котором этих цветных металлов хоть отбавляй…

Конечно, бомжем Саша был не всегда. Его «ориентация» на цветные металлы совсем не случайна. В свое время он являлся весьма перспективным студентом ювелирного техникума: одна из Сашиных авторских курсовых работ — золотой браслет — попала на выставку за рубеж. Вообще, по его словам, золото им, студентам, доверяли понемногу и строго контролировали его выдачу. Но умом, сообразительностью, а заодно и стремлением нарушать заповедь «не укради» обижен Саша от природы не был. И вкупе со своим приятелем нашел способ получать вожделенный металл в неучтенном количестве. Создавать из него украшения и загонять налево. Разумеется, все это — до поры до времени.

Но однажды они с приятелем не поделили доход. Отношения выясняли в общежитии за бутылкой водки, вышла драка. Саша получил от подельника бутылкой по голове, а свидетели, внимательно прислушивавшиеся к ссоре и давно завидовавшие Сашиным международным успехам, поспешили донести руководству обо всех «художествах» отличника учебы… Обоим молодым людям еще, можно сказать, повезло, что в итоге они просто оказались на улице, а не в зоне. Попавший в больницу после драки Саша, конечно, возбуждать уголовное дело против бывшего приятеля тоже не стал. Но ужас, вошедший в его жизнь, начался именно с момента удара по голове. Так считает он сам, хотя на этот счет могут быть и совсем иные мнения…

Домой после лечения Саша возвращался на пригородной электричке, поскольку больница, в которой лежал, находилась в Подмосковье. Вагон оказался почти пустым, было в нем только двое молчаливых и явно незнакомых между собой мужчин напротив, сидящих на разных концах одной и той же скамьи. В какой-то момент, подняв на них случайно глаза, Саша, думавший о том, как жить дальше, мысленно ищущий способы покаяться и вернуться в училище, обомлел. Его случайные спутники — оба! — внезапно, прямо на его глазах, раздвоились. Одна «пара» продолжала сидеть спокойно, не обращая друг на друга внимания. Зато вторая с места в карьер начала бурно общаться. «Тебе что — места в пустом вагоне мало, что ты сюда сел, козел?» — спросил один из мужчин. «А тебе какое дело? Куда хочу — туда сажусь!» — «Ну все! Сейчас так морду начищу…» Вслед за этим у «общающейся» парочки началась самая настоящая злобная драка, а над головами всех четверых явственно проступила… пентаграмма.

Относительно того, что это пентаграмма, Саша узнал неизвестно откуда, поскольку до описанного момента ни мистикой, ни религией, ни тем более сатанизмом никогда не интересовался. В сверхъестественное и вовсе не верил. Ни к какой определенной религии он себя никогда не относил. Знал, что его неведомый отец был русским, мать, к тому моменту сильно пьющая, полутатарка.
Именно из-за ее пьянства Саша предпочитал жить в общежитии, а не в загаженной матерью и ее собутыльниками коммуналке, где был прописан. В общем, легко представить ощущения человека такого мировоззрения, как Саша, увидевшего (причем столь же четко и ясно, как он видел и вагон, и мелькавшие за его окнами пейзажи) всю описанную картину.

Разумеется, Саша тут же решил, что из-за удара по голове у него начались «глюки». И совершенно в этом уверился, когда рядом с дерущимися фантомами (реальные спутники продолжали сидеть молча) возникла, как он рассказывал потом, абсолютно мерзкая рожа, довольно потиравшая руки, словно парившие в воздухе и высунувшиеся «ниоткуда». Рожа заговорщически подмигнула Саше и вновь исчезла… Исчезла вместе с ней и фантомная парочка драчунов.

В себя наш герой пришел, уже когда электричка подходила к платформе московского вокзала. Во всяком случае, нашел в себе силы подняться со своей скамейки и поплестись в тамбур. Один из его спутников обогнал Сашу, спеша на выход. Прежде чем выйти, обернулся и глянул на своего соседа по скамейке: в глазах мужика полыхала такая злоба, что Сашу мороз пробрал по коже. Получалось, что его непонятное видение каким-то образом повлияло на реальное мироощущение мужчины… Ситуация складывалась не для слабонервных. Тем более что для Саши она имела и имеет продолжение.

С того дня он и начал, по его собственным словам, «видеть бесов и то, как они подталкивают людей на всевозможные злодейства и прямое зло». Никогда не задумывающийся  о таких вещах, в жизни не прочитавший ни одной эзотерической или религиозной книжки, Саша во время нашего с ним разговора с абсолютной точностью излагал очень подробно учение о Добре и Зле, имеющееся во всех религиях, во всех оккультных системах. Но в основном в той части, которая посвящена злу… Тех, кого он определяет как бесов, Саша начал очень скоро видеть постоянно. Постоянно с ними общаться. Точно так же, как тогда в электричке, видит он и подлинные душевные устремления окружающих людей. Так же, как тогда, видит образно: человек раздваивается, и ведет себя его двойник совсем не так, как в реальной жизни. Будь Саша по натуре иным человеком, он, вероятно, мог бы выдавать себя за ясновидящего, причем никого не обманывая. Беда в том, что очень скоро — и это он осознает сам! — парень попал в тяжелейшую зависимость от сил зла.

Вначале, когда Саша полагал, что «все это — глюки», он кинулся к врачам-психиатрам, откровенно делился с ними своими видениями. Итогом стала психоневрологическая клиника, где ему долго вкалывали какие-то лекарства. Конечно, не помогло. «Глюки» не только усилились, участились, но множество страшных физиономий начало угрожать Саше, обступая его со всех сторон, уверяя, что он принадлежит «им» и обязан слушаться «их» приказов. В такие минуты у него стали случаться припадки, напоминавшие эпилептические.

Однако врачи никаких физиологических оснований, никаких органических изменений в его мозгу, которые могли бы стать причиной эпилепсии, так и не нашли. «Я, — рассказывает Саша, — начал пить, потому что без водки не мог и не могу уснуть. Дважды кидался под машину: все по «их» приказу, — сам не хочу, не могу, просто погибаю от страха, а ноги будто не мои, без моей воли и вполне трезвого несут на шоссе… Оба раза спасся только чудом. И точно знаю, что в результате погибну. Рано или поздно меня заставят это сделать… Посмотрите на меня. Пять лет назад я был нормальным человеком, до сегодняшнего состояния меня довели «они». У меня постоянно на душе какой-то сырой ужас, даже когда не вижу ни «их» самих, ни «их» фокусы с людьми. Тоска-тоскущая, помогает от которой только водка. Я не могу жить дома — ненавижу мать. Нигде не нахожу себе места и чаще всего пью один, чтобы не знать, какие на самом деле мои собутыльники… Конченый я человек!»

На мое предложение обратиться к помощи религии — ведь бесов изгоняют не только православные священники, в любой религиозной конфессии есть свои экзорцисты — Саша в ужасе замахал руками: «Что вы! «Они» меня тогда сразу прикончат! Слишком много я о «них» знаю. Нет, я хочу еще хоть немного, но пожить. Пусть даже так страшно, как сейчас, но еще чуть-чуть. «Они» сами говорят, что потом, когда меня угробят, будет еще хуже, чем здесь и сейчас… Да и куда я пойду? К мусульманству не тянет, а в православный храм — так я некрещеный. Креститься мне не дадут тоже «они».

На этой ноте и завершился наш разговор. Уходя, Саша, бросив на меня какой-то странный взгляд, сказал: «А вы, оказывается, курите… Напрасно. Если бросите, вам будет лучше, чем сейчас»…

О том, что я и вправду курю, знать он не мог. Во время разговора я ни разу не доставала из сумочки сигареты, виделась с Сашей единственный раз, первый и, наверное, последний: его привела «за советом» Сашина сердобольная соседка по коммуналке. Женщина верующая, она с абсолютной точностью сама «поставила диагноз» происходящему: классическое одержание бесами, требующее немедленного духовного целительства — отчитки.

Мне трудно передать ощущение, оставшееся после общения с Сашей. Помимо жалости к парню, это еще и совершенно непередаваемый страх, настоящий ужас — какой-то холодный, сырой, словно веет на тебя замогильным холодом и тьмой. Чувство настолько тяжелое, что после его ухода я искренне сожалела, что вообще согласилась поговорить с этим несчастным человеком, между прочим, никак не производящим впечатление сумасшедшего: он вполне разумен, логичен, полностью отдает себе отчет в происходящем. Но при всем этом Саша так же полностью уже лишен собственной воли, и это — самое страшное.

За что же постигает людей весь этот ужас, что вообще такое — одержание силами зла или, как называет это христианство, одержание бесами? Уже после краткого знакомства с Сашей оба эти вопроса мне удалось задать священнику, занимающемуся экзорцизмом — проще говоря, изгоняющему бесов. По его утверждению, в последние годы число людей, нуждающихся в этой услуге, возросло очень резко, и это крайне тревожный симптом. В соответствии со Священным Писанием, подобный рост одержимости наблюдался в мире всего один раз — перед Первым Пришествием…

За что же постигает человека эта беда? А то, что постигает она многих, сомнению не подлежит. Достаточно зайти в любой храм, где ведется служба «О болящих», и можно увидеть и услышать, что творится с людьми во время отчитки: судороги, сбивающие с ног крупных и сильных мужчин, которые при этом визжат детскими голосами, матерщина, доносящаяся из разных углов храма, наконец, угрозы отчитывающему священнику и вопли о его собственных грехах, которые он утаил от архиерея на своей исповеди. Вопли, несущиеся изо ртов людей, совершенно не отдающих себе в этом отчета, не осознающих, что они говорят, — вот лишь малая часть того, с чем сталкивается экзорцист во время отчитки.

На вопрос же «За что?» — если отчитка удалась, удалось изгнать из человека его непрошеного «сожителя», овладевшего разумом и телом, — отвечают сами… бесы. В момент выхода из человеческого тела и мозга они, по законам Мироздания, вынуждены отвечать правду на вопрос священнослужителя… У отца Серафима, с которым я разговаривала на эту почти невероятную, с точки зрения хронического атеиста, тему, есть целая записная книжка, посвященная одержанию. И самая частая причина этого страшного состояния — конечно же нарушение людьми законов добра, данных в виде заповедей людям самим Богом еще на заре человеческой цивилизации.

Отец Серафим, которому я рассказала о Саше, с уверенностью сказал, что первопричина его несчастья — не травма, а воровство золота. Травма — лишь следствие, хотя именно она сделала возможным овладение им бесами.

«Но ведь практически каждый человек, — возразила я, — виновен в нарушении той или иной заповеди в той или иной степени. Не все же мы одержимые?»

Священник вздохнул и покачал головой: «Вы сами сказали — в той или иной степени… На это и отвечу: одержимых куда больше, чем кажется, поскольку и здесь есть свои степени заболевания.
Удостовериться в этом легко, посетив самую обычную храмовую службу. Много ли людей выдерживают в храме не то что всю службу, а хотя бы полчаса-час? Поговорите с ними, и вам пояснят: голова кружится, ноги болят, что-то сегодня неважно себя чувствую… Лишь единицы скажут, что спешат на работу, да и то половина из них солжет… На самом деле перед вами первичные признаки одержания. Диагностируются они легко: в той или иной степени непереносимость близости религиозных святынь…»

Как это ни удивительно, но примерно то же самое услышала я еще от двух священнослужителей: от католического священника и от раввина маленькой синагоги. Но более всего поразила моя знакомая, по-настоящему правоверная мусульманка: оказывается, есть и у мусульман такой обряд. Но при изгнании бесов мусульмане, вполне даже признающие Иисуса Христа, рекомендуют пострадавшим сходить в православный храм и поставить свечу Спасителю, горячо попросив его мысленно об избавлении.

Что касается отца Серафима, он к сказанному прежде добавил еще и то, что именно атеисты, люди, вообще не верящие в Бога, чаще всего оказываются жертвами одержания. Не только в крайних формах, но и в виде болезней, продиагностировать которые врачи не могут, в виде мучительной и беспричинной слабости, сонливости, кошмарных снов, преследующих по ночам, наконец, в виде вполне реальной подверженности таких людей всевозможным колдовским воздействиям вплоть до порчи на смерть…

Во все сказанное можно верить или не верить, особенно если не довелось, как случилось это со мной, вплотную столкнуться с жертвой одержания. Но задуматься в этой связи над тем, как мы живем и что в результате получаем, даже не давая себе зачастую труда сопоставить свое отношение к людям и миру с собственной судьбой, в любом случае стоит…

Анна АФОНИНА,
парапсихолог

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *