Наместник дьявола

Среди холмов Сан-Франциско, на живописной аллее между 23-й и 24-й авеню, на фоне белых особняков в викторианском стиле резко выделяется один дом — совершенно черный. В этом мрачно-роскошном строении находится штаб-квартира Энтони Шандора Лавея — основателя Церкви Сатаны и законодателя современного культа Дьявола.

Здесь, в просторном полутемном зале, еженедельно по пятницам и субботам во время совершения дьявольских ритуалов вывешивается изображение рогатого бога Бафомета — главного и наиболее загадочного культового символа этой необычной Церкви. Ни в одном из языческих культов и мифов, породивших, как известно, большинство демонических имен — Вельзевула и Астарота, Молоха, Велиала, Дагона и Азазела, Бельфегора и Гекату — не встречается персонаж с именем Бафомет, хотя по своей популярности он уступает разве что самому владыке преисподней Люциферу.

Действительно, культ Бафомета не заимствован из язычества. Религиоведы считают его возникновение капризом истории. Когда исламский Египет в конце XIII века завоевал Иерусалимское королевство — колыбель и оплот тамплиеров, последние были вынуждены перебраться во Францию.
Но, опасаясь еще большего усиления их политического влияния в Европе, король Франции Филипп IV обвинил тамплиеров в ереси, занятиях гомосексуализмом и поклонении Дьяволу. В 1307 году ставленник французского престола Папа Римский Климент V возбудил против руководства ордена инквизиционный процесс. Существует версия, что кто-то из подследственных, не выдержав пыток, оговорил себя, признавшись в поклонении основателю ислама Магомету. Но из-за невежества дознания (или по иной причине) имя мусульманского пророка было занесено в протокол в виде созвучного «Бафомет», которое в дальнейшем следствие посчитало именем демонического кумира.
Это недоразумение послужило поводом для целенаправленного выбивания признаний у других подследственных. Во всяком случае доподлинно известно, что 12 из 231 допрошенных «с пристрастием» рыцарей сознались в почитании Бафомета вместо Святой Троицы.

В противоположность ученым адепты оккультизма не сомневаются, что тамплиеры действительно поклонялись Бафомету. Это подтверждается и обнаруженными в 1818 году в запасниках Венского
Императорского музея истуканами, значившимися в архиве как изъятые из потайных божниц тамплиеров изваяния их лжебога. Само сочетание букв «baphomet» оккультисты считают каббалистической аббревиатурой. Если переписать его в обратном порядке — «temohpab», — то можно, применив нотарикон — метод познания скрытого смысла слов в практической Каббале, получить фразу «templi omnium hominum pacis abbas», переводимую с латыни как «настоятель храма согласия всех людей».

Великую путаницу привнес в культ Бафомета известный всем маг XIX столетия Элифас Леви, нередко выдававший за оккультные истины собственные догадки и фантазии. В сочинении «Трансцендентальная магия» он опубликовал изображение Бафомета, произвольно объединив в нем символику 15-й карты Большого аркана Таро и сексуально-магической практики поклонения козлу в древнеегипетском городе Мендесе. Так появился современный образ демона Бафомета.

Родившийся в год смерти Леви и мнивший себя его перевоплощением английский оккультист, поэт, наркоман и сексопат Алистер Кроули с восторгом воспринял образ чудовищного козла и даже обогатил его чертами «зверя Апокалипсиса», то есть фактически считал воплощением Антихриста.
Принимая ежедневно смертельные для нормального человека дозы героина и заставляя своих любовниц во время совершения оргиастических ритуалов совокупляться с козлами, он сумел отшлифовать культ Бафомета до дьявольского блеска.

Эту длившуюся несколько столетий несуразную эстафету и принял у Кроули во второй половине ХХ века Энтони Шандор Лавей, в вероучении которого Бафомет получил статус культового божества уже в полном смысле слова.

Лавей появился на свет 11 апреля 1930 года в Чикаго. По его словам, в его родословной смешалось несколько кровей: эльзасская, грузинская, румынская и цыганская. Уже в пятилетнем возрасте
Энтони проявлял незаурядный интерес к романам ужасов и вообще ко всякого рода патологиям. С детства его обучали музыке, и к 15 годам он сносно играл в оркестре театра. В первый год обучения в лицее, где его считали вундеркиндом, Лавей сбежал из родительского дома и, бросив учебу, примкнул к цирковой труппе, поначалу в качестве разнорабочего, а позже — «гипнотизера» львов и тигров. Именно в цирке, по мнению Лавея, он познал свою внутреннюю силу и способность к магии.
В 1948 году он встретился с Мерилин Монро и, оставив цирк, стал ее аккомпаниатором.

После знакомства в 1951 году со своей первой женой Кэрол и рождения дочери Карлы финансовая неустроенность заставляет Лавея окончить курсы по криминалистике и устроиться на работу в департамент полиции Сан-Франциско на должность фотографа.

— Я лицезрел самые отвратительные стороны человеческой натуры и размышлял: где же Бог? Я понял: человек — ужасное животное, самая свирепая из всех тварей. А Дьявол — вот подлинный господин вселенной, ее движущий фактор, — делился впечатлениями Лавей. — Тогда я принялся работать как проклятый, изучая таинства преисподней. Наконец я приобрел такую известность, что решил открыть Церковь с помощью Сатаны. И… да здравствует Сатана! А полиция? Разумеется, я уволился из нее.

После ухода из полиции Лавей, продолжая подрабатывать в ночных клубах и театрах игрой на фортепьяно и органе, начинает проводить занятия по оккультизму. На этих занятиях формируется небольшой кружок его искренних последователей, которые на своих встречах оттачивают сценарии ритуалов, придуманных Лавеем или воссозданных им по историческим источникам о тамплиерах,
Герметическом ордене Золотой зари и по откровениям Кроули. В число постоянных членов этого кружка входили, между прочим, известная актриса Джейн Мэнсфилд и кинопродюсер Кеннет Энджер.

В 1960 году Лавей развелся с Кэрол и женился на 17-летней Диане, прислуживавшей на его пятничных ночных магических сеансах. От нового брака родилась вторая дочь — Зена. Это обстоятельство, видимо, вдохновило Энтони на самый высокий творческий прорыв в его жизни: в последующие пять лет он разрабатывает свою элитарную философию дьявольской этики. Лавей утверждает, что истинная натура человека слагается из похоти, гордости, стремления к наслаждению и упрямства — то есть таких стремлений, которые только и делают возможным развитие цивилизации.

30 апреля 1966 года, в знаменательную для дьяволопоклонников всего мира Вальпургиеву ночь, положившую начало великому сатанинскому шабашу ХХ века, Энтони Шандор Лавей обривает себя наголо и провозглашает образование Церкви Сатаны. Его интуиция абсолютно точно предугадывает тот шок, в который будут повергнуты обыватели от использования священного понятия «Церковь» применительно к дьявольскому культу. Талантливо эксплуатируя извечную человеческую тягу к пышным ритуалам и церемониям, Лавей анонсирует предстоящие в его Церкви обряды сатанинского крещения, венчания и похорон, которые затем широко освещает жадная до сенсаций пресса. Его жена Диана становится верховной жрицей первого в истории религии легального храма, посвященного лукавому.

Объявив себя «черным Папой», Энтони Лавей публично проводит ритуал «крещения» своей младшей дочери Зены, а старшая — Карла, юрист по образованию, на волне сенсации начинает читать в колледжах и университетах лекции по сатанизму.

Церковь Сатаны была задумана ее основателем как иерархическая организация. В ней имеется пять ступеней посвящения: ученики, волхвы, колдуны, маги и Верховный Маг, каковым, естественно, является сам Лавей. Верховный Маг руководит всей организацией через вспомогательный орган — так называемый Совет Девяти, куда входят только высшие жрецы. Руководство осуществляется из штаб-квартиры в Сан-Франциско. Отсюда же Лавей ежемесячно отправляет своей пастве послания, отвечает на присланные по почте вопросы, дает интервью представителям прессы. Территориальное устройство Церкви Сатаны строго централизовано: многочисленные местные филиалы, называемые гротто (от англ. «пещера»), подчиняются Совету Девяти. Эти гротто разбросаны не только по всем
Соединенным Штатам, но и по многим другим странам, в том числе и по России. В первые годы своего существования общее количество приверженцев Лавея доходило до 25 тысяч человек, в дальнейшем такого рода информация была засекречена.

В конце 60-х годов Энтони Лавей стал необычайно популярной фигурой. О нем постоянно упоминали во всех средствах массовой информации, о его сатанинском приходе было снято два полнометражных фильма, которые имели у зрителей оглушительный успех. Популярность «черного Папы» носила в основном скандальный характер. Так, в 1967 году против Лавея выступил Сэм Броуди — адвокат и любовник эстрадной звезды Джейн Мэнсфилд. Он обозвал Лавея мошенником и пригрозил ему открытым разбирательством. Джейн занимала в Церкви Сатаны должность одной из главных жриц, что почти наверняка подразумевало ее плотскую связь с наместником рогатого бога. В ответ Лавей наслал на адвоката порчу, после чего тот попал в автомобильную аварию, отделавшись, правда, только испугом. «Черного Папу», однако, это не устроило, и в середине июня того же года он предупредил Мэнсфилд, что «предчувствует» новую, более серьезную аварию, в которую скоро попадет Броуди. И если Джейн будет в это время рядом, то и она неминуемо пострадает. Джейн все же пренебрегла предупреждением. 29 июня она вместе с Сэмом Броуди ехала в его автомобиле, на который на большой скорости налетел грузовик. Оба мгновенно погибли, причем Мэнсфилд оторвало голову.

На пике своей популярности Лавей был приглашен режиссером Полански для участия в съемках киноверсии романа Айры Левина «Ребенок Розмари» (в романе повествуется об изнасилованной Дьяволом американке, которая в результате родила Антихриста). Лавей не только проконсультировал Романа Полански относительно постановки сцен с церемониями дьяволопоклонников, но и исполнил роль Дьявола. Спустя некоторое время в Лос-Анджелесе, в своем доме, была изуверски убита беременная супруга Полански, актриса Шарон Тэйт. Убийцами оказались сатанисты — некто Чарлз Мэнсон и его банда.

В 1969 году увидела свет «Сатанинская Библия», написанная Энтони Лавеем и ставшая священной книгой для его паствы. Ее первый тираж — 125 тысяч экземпляров — был мгновенно раскуплен, и понадобились еще три дополнительных тиража, чтобы полностью удовлетворить запросы читателей. За ней, в 1972 году, Лавей публикует сочинение «Сатанинские ритуалы» и затем еще несколько своих работ.

Символом Церкви Сатаны, как уже было сказано, стал Бафомет. Его изображение отличается от предложенного Элифасом Леви и представляет собой заключенную в двойную окружность перевернутую пентаграмму — пятиугольную звезду с двумя обращенными вверх наподобие рогов лучами (средневековая эмблема нечистой силы), в которую вписана козлиная голова. В процессе дьявольской службы раздетые донага посвященные поют Бафомету под музыку органа сатанинские гимны. Служба проводится на особом языке — энохийском, чем-то напоминающем санскрит или арабский. Этот язык еще в XVI веке использовал для вызывания духов знаменитый английский медиум Джон Ди.

Лавей не случайно принял энохийский язык в качестве служебно-ритуального: на его основе разработан целый раздел черной магии. Если в Церкви Сатаны идут лишь показательные, вполне «благопристойные» службы, то на эзотерических собраниях «черный Папа» и его приспешники занимаются откровенной магией, призывая и используя для своих целей потусторонние силы тьмы. О тайных ритуалах Церкви Сатаны известно немного — доказано только, что в них используется магия так называемых Девятнадцати Энохийских Ключей. К слову сказать, ни во время служб, ни вне их члены
Церкви Сатаны не применяют ни наркотики, ни галлюциногены, ни токсины, ни алкоголь, считая их использование проявлением слабости и ничтожества (отсюда их хроническая нелюбовь к хиппи, панкам и другим подобным движениям).

В 1975 году в Церкви Сатаны произошел раскол, в результате которого значительная часть прихожан отделилась и создала новую организацию — Храм Сета (Сет — древнеегипетский прототип Дьявола). Энтони Лавей прекратил свою деятельность Верховного Мага. Вскоре число поклонников Церкви стало вновь стремительно увеличиваться, о причинах чего можно лишь догадываться, поскольку после раскола детище Лавея преобразовалось в секретное общество и спряталось в свои «пещеры».

Александр ШЛЯДИНСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *